САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Анна Неркаги пишет на камнях и не боится страданий

О ненецкой писательнице, воспевающей Крайний Север и трижды номинированной на Нобелевскую премию по литературе

Фото: culture.ru
Фото: culture.ru

Текст: Нина Фальшунова

Текст предоставлен в рамках информационного партнерства «Российской газеты» с газетой «Красный север» (Салехард).

Маленькая женщина из «рода негнущихся», как переводится с ненецкого фамилия Неркаги, давно стала большим человеком своего народа и совсем недавно принимала поздравления с 70-летием.

Анна, дочь оленевода Павла Неркаги, родилась 15 февраля 1951 года в горах Полярного Урала у подножия хребта Сайрей. Время непростое, но неоспоримым тогда считалось, что дети обязаны получить образование, независимо от национальности и рода деятельности родителей.

Девочка попала в Аксарковскую школу-интернат, которую окончила в 1970 году. Поступила на геологоразведочный факультет Тюменского индустриального института, но через два года учебы у студентки неожиданно обнаружился туберкулез, а вскоре умерла ее мама.

Анна возвращается домой, к отцу. Именно в ранней юности, всего за три года, Анна напишет две свои самые проникновенные повести – «Аника из рода Ного» и «Илир». Следующие две – «Белый ягель» и «Молчащий» – придется ждать много-много лет…

16-летний перерыв Анна объяснит тем, что ненцы вообще народ пауз.

Им важно обдумать все степенно, а если нужно, то промолчать даже самую мудрую мысль – но обязательно ее сказать, когда придет час.

Анна Павловна молчала долгие 16 лет – наблюдала за тем, каким путем идет ее народ. Что самое главное для ненца, сохранит ли он себя и оленя?

«Когда ходишь по земле, читаешь ее трагедию, как книгу. Все меньше на берегах нашей родной реки и озер чумов. Берега нашей любимой реки и озер пустеют, сиротеют. Озера плачут, реки тоскуют, речки погибают… Тоска и молчание поселились в сопках. Огневища не греют грудь родной земли. Многие чумы упали и не встают. Но мы, оставшиеся, стараемся изо всех сил. Любить, создавать, поднимать...» – пишет Анна Павловна.

Дочь своего народа, Анна не смогла жить вдали от тундры, от бегущих свободно оленьих стад, от уютных железных печек, согревающих чумы, покрытые толстыми нюками. Она выбрала именно эту жизнь, чтобы не только рассказать о своем народе всему миру, но и попытаться сохранить его в огромном меняющемся глобальном мире.

В 2014 году повесть «Белый ягель» экранизировал режиссер Владимир Тумаев. Картина получила награды на 36-м Московском международном кинофестивале, на 21-м кинофестивале в Лос-Анджелесе, фильм был показан на фестивале российского кино в Милане. Режиссеры все чаще снимают художественные киноленты о жизни малых народов, находя в каждой истории нетривиальное прочтение вечных истин, которые бережно хранят те, кого мало затронула цивилизация.

Сегодня Анна Неркаги – не просто известная ямальская писательница, которую дважды номинировали на получение Нобелевской премии по литературе. Эта женщина с ясным лицом, хранящим какую-то светлую истину, всю себя отдает детям на фактории Лаборовая, в Приуральском районе. Она верит в Бога, видит в христианстве заповеди, которые помогают современному человеку сохранить человеческое лицо.

– Без веры вообще невозможно ничему хорошему детей научить, – убеждена Анна Павловна. – Эти дети-сироты со всей Байдарацкой тундры собраны. Это мои дети, моя приемная семья. Мы – самодостаточные люди. Все, что создано в школе, строим на свои средства и своими руками. Природа у нас красивая, земля вообще красивая. Я перед собой поставила задачу: показать внутреннюю, глубинную красоту земли, потому что внешняя красота без глубин вообще ничего не значит. Поэтому все наши вылазки-походы облекаются в духовно-нравственную форму.

Мы с ребятами делимся всем, собираемся в своем маленьком государстве установить христианские отношения между людьми. Здесь мы стараемся друг друга не обижать, водку не пить, не богохульствовать и по мере своих сил любить друг друга – терпеть, прощать. По этим принципам и живем. Это основная цель лесной школы – оказывать милосердие детям-сиротам. Все просто, нет никакого излишества, только природа и присутствие Господа. Я не хочу судить мир. Какой бы он ни был сегодня – это Его мир, – говорит писательница.

Новые строки она создает вместе с детьми и уже на камнях.

Улыбается, когда вспоминает, как однажды ветер развеял листы ее последней повести… Теперь у нее есть камни – они не улетят. Краской выведены на валунах христианские заповеди, молитвы и мудрые изречения. Выглядит так, будто здесь, в тундре, неожиданно воплотились слова Христа о вопиющих камнях – на случай, если голос человека, говорящего о любви и Боге, перестанет достигать разума живущих.

– Не нужно бояться страданий и трудностей, – считает Анна Неркаги. – Выбор верного пути и спасения непременно будет сопряжен со страданиями. Ведь сам Господь пострадал за нас. В тундре человек постоянно получает подсказки того, как идти по жизни прямо. Когда олень сбивается в сторону, его бьют по рогам, и он возвращается на прямой путь.

Оригинальный материал: «Красный север»