САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Распутывая узлы

На non/fictio№22 представили книгу «Профессия и время. Записки переводчика-дипломата» Павла Палажченко

ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ ПАЛАЖЧЕНКО П.Р. «ПРОФЕССИЯ И ВРЕМЯ. ЗАПИСКИ ПЕРЕВОДЧИКА-ДИПЛОМАТА» / Андрей Васянин
ПРЕЗЕНТАЦИЯ КНИГИ ПАЛАЖЧЕНКО П.Р. «ПРОФЕССИЯ И ВРЕМЯ. ЗАПИСКИ ПЕРЕВОДЧИКА-ДИПЛОМАТА» / Андрей Васянин

Текст: Андрей Васянин

Людям, интересовавшимся в конце 80-х политикой (а таких в то время было много), лицо Павла Палажченко хорошо известно – на международных переговорах наших лидеров рядом ними всегда присутствовал худощавый и лысоватый человек, их переводчик-синхронист.

Палажченко на разных языках не только хорошо говорил, но и писал: в 1997 году он выпустил в американском Penn State Press книгу «My Years with Gorbachev and Shevardnadze» («Годы с Горбачевым и Шеварднадзе»), в 99-м - «Все познается в сравнении, или Несистематический словарь трудностей, тонкостей и премудростей английского языка в сопоставлении с русским»). В июльском номере «Знамени» за прошлый год вышла подборка его рассказов «Вторая жизнь», а в декабре уже «Профессия и время…». Книга о том, как договариваются между собой властители мира, как они себя ведут, о чем думают и говорят.

Палажченко говорит, как пишет – спокойно и внятно, по профессиональной привычке не тратя время на лишние слова и междометия. Таковых нет и в книге, основанной, как сказал автор, на трех источниках: его памяти и «некоторых записях»; второй источник - книга о Горбачеве и Шеварднадзе, а также открытые российские и американские архивные материалаы, в том числе стенограммы бесед лидеров двух стран. Разговор в Пресс-центре ярмарки шел о международной политике – странно было ждать иного на встрече с человеком, много повидавшим и хорошо понимавшим лидеров разных государств. Причем о политике не архивной, а актуальной. Которая, однако, не может быть успешной, если ты забываешь опыт своих предшественников.

В 1986 году могла из-за шпионского скандала (США тогда выслали около 80 советских дипломатов) сорваться встреча Горбачева и Рейгана в Рейкъявике – и Палажченко от звонка до звонка присутствовал на сложнейших переговорах госсекретаря США Джорджа Шульца и главой нашего МИДа Эдуарда Шеварднадзе. Оба исходили из императива, что надо договариваться – и саммит состоялся. Палажченко находился рядом с лидерами государства в начале 80-х, в худшие – до последнего времени – времена отношений нашего государства и США во время работы над договором об ограничении вооружений. Договориться тогда не удалось, но была создана рабочая атмосфера для дальнейших переговоров. И это помогло в будущем.

- В политике нет простых вопросов, - делился понятым тогда Палажченко. - Тут выбор всегда между плохим и приемлемым.

В худшие же времена следует искать точки, от которых надо начинать распутывать узлы. Палажченко, не сомневающийся в высокой компетенции современной российской дипломатии, уверен, что такая работа сейчас ведется. А отвечая на вопрос из зала о перспективах отношений с США после ответа Байдена, уверил нас, что межгосударственные отношения из-за такого не рвутся.

Отношения с Турцией и Эродган как лидер. Возможно ли было отстоять социализм в Восточной Европе? Как строить фразу на чужом языке, когда один из партнеров в переговорах начинает говорить пословицами... – разговор с аудиторией, в которой две трети гостей были студенческого возраста, получился познавательным.

Студенты, например, узнали, что «ломать об колено» по-английски будет break the back, а «дырка от бублика» - the hole of the donut.

Запомним это и мы.