Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Григорий Пернавский, Пятый Рим

Куда девали «Четвертый Рим»? Интервью с Григорием Пернавским

Глава издательства «Пятый Рим» — о бестселлерах, «волшебных пузырьках» Александра Пелевина и детской книге про блокаду, собравшей миллион рублей с помощью краудфандинга

Интервью: Михаил Визель
Фото: journal.smolensk-i.ru

Михаил ВизельЧетвертому Риму, как известно, не бывать: «Москва третий, четвертому не бывати». А вот по поводу Пятого никто подобных заявлений не делал. Если же говорить серьезно, то одной из первых книг, которая вышла в издательстве Григория Пернавского, стал роман Андрея Лазарчука и Михаила Успенского «Посмотри в глаза чудовищ». «Мы выпустили его юбилейное подарочное издание, снабдили дополнительными материалами. Так вот, в этой книге действует тайная мистическая организация «Пятый Рим», цель которой — защита Земли от неприятных визитеров из параллельных реальностей. В процессе работы мы попросили Андрея Лазарчука разрешить нам воспользоваться этим названием. Разрешение было получено. Так мы стали «Пятым Римом».

Сейчас «Пятый Рим» занят другим ярким проектом, имеющим отношение, к сожалению, не к параллельным реальностям, а к нашей реальной реальности: «Блокада Ленинграда. Книга для детей«. Но история эта по-своему фантастична: объявив 18 марта карудфандинг с целью собрать 350 тысяч рублей, к моменту его окончания, к 31 мая, «пятые римляне» «перевыполнили план» почти втрое, собрав 1 040 400 рублей!

О «пятом Риме», «втором Пелевине», и первой детской книге про блокаду» с главным редактором издательства «Пятый Рим» Григорием Пернавским беседует Михаил Визель.

Такое вызывающее название — это не только запоминающийся бренд, но и некая программа. Как бы вы ее раскрыли?
Григорий Пернавский: Название не столько вызывающее, сколько обязывающее. Задает высокую планку качества. Мы стараемся ей соответствовать.
Что касается программы, точнее, миссии… Я бы сформулировал так — издавать качественную во всех отношениях и увлекательную литературу. Начали мы с военной истории, сейчас активно развиваем нон-фикшн. Это наши основные векторы развития. Хотя и художественной литературы не чураемся. Чего стоит хотя бы Александр Пелевин!

Сколько вы уже времени существуете?
Григорий Пернавский: Формально — три года. Но надо учитывать, что все люди, которые сейчас работают в издательстве, имеют за плечами большой опыт и в книгоиздании, и в периодике. Сам я в издательском деле больше 12 лет.

Какими книгами за эти прошедшие полные три года вы гордитесь как редактор и как книгоиздатель? Что вам принесло наибольшую кассу? И наибольшее удовлетворение?
Григорий Пернавский: Я бы не стал говорить о какой-то одной книге, которая сразу делает кассу издательству. К примеру, отлично продается «Смерть замечательных людей». Но это книга, изначально рассчитанная на широкую аудиторию . А есть, скажем, «Линейный корабль „Императрица Мария”» — монументальное издание для настоящих флотофилов. Понятно, что книга продается понемногу. Но — постоянно. И благодаря ей о нас уважительно отзываются в среде любителей флота и военной истории.

А что касается книг, которые вызывают наибольшую гордость… Я считаю, что у нас плохих книг в принципе нет. Лично мне как редактору и военному историку было крайне приятно работать над книгой «Семь „почему” российской Гражданской войны» Андрея Ганина. Толстенный, практически эталонный исторический труд, посвященный анализу причин: почему Гражданская война закончилась именно так, а не иначе. Очень гордимся нашим Александром Пелевиным, про которого теперь все знают. Старт он взял хороший. Судя по тому, что человек не зазвездился, продолжает дальше работать, я думаю, что у него очень хорошее творческое будущее.

Что в ваших понятиях хит продаж? О каких цифрах идет речь? Не выручки в рублях, а в тиражах?
Григорий Пернавский: Это очень сильно зависит от темы книги, ее специфики. К примеру, книги Саши Пелевина, Алексея Паевского и Анны Хоружей мы допечатываем уже по три-четыре раза и их тираж перевалил за десяток тысяч.
А вот «Цветы ненависти» Жукова и Ковтуна, книгу, которая посвящена антисемитской пропаганде, мы издали тиражом 700 экземпляров. И весь тираж ушел за две недели. Это тоже хит.

Маленькое издательство — что это значит в вашем случае? Сколько у вас сотрудников — штатных и внештатных?
Григорий Пернавский: Если говорить о штатных сотрудниках, то нас меньше десяти человек. Все, что можно, мы отдаем на аутсорс, привлекаем проверенных специалистов на конкретные проекты.

Вы на самообеспечении?
Григорий Пернавский: Да. Находим деньги, финансируем проекты, получаем прибыль от продажи книг. Разумеется, участвуем в спонсорских проектах. Словом, источники финансирования есть.

То есть ни у кого из вас нет какого-то побочного бизнеса, который позволяет при необходимости покрыть убытки?
Григорий Пернавский: Нет, у нас нет побочного бизнеса.

Давайте обратимся к творческим вопросам. Я разделяю ваш энтузиазм по поводу Александра Пелевина. Действительно, были три Толстых в русской литературе. Теперь появился второй Пелевин. Автор сложный, своеобразный и очень интересный. Кто и как ищет вам новые имена в художественной литературе?
Григорий Пернавский: Прежде всего — мы не ищем имена потоковым методом. Каждый наш автор — это уникальный проект, к которому мы долго присматриваемся, оцениваем, беседуем с человеком, читаем его тексты. Например, Александра Пелевина нашел первый директор нашего издательства Максим Тимонов. Началось все с интереса к поэтическому творчеству Саши. А оказалось, что он еще и прозаик отличный. И не только прозаик, но еще и очень интересный интернет-деятель, который сам себе создал активную фан-базу. И его работа над собой, работа с читателем начали давать результаты. В конце концов, его роман не только был выдвинут на премию «Национальный бестселлер», но и вышел в финал. Почему так происходит? Мне кажется, что есть в его книгах то, что называется «волшебными пузырьками», то, что приводило нас в восторг в детстве, когда мы зачитывались хорошей прозой.

Конечно, мы работаем и с самотеком. Очень много людей пишут книги, хотят издаться, рассылают свое творчество по издательствам. Но в основном это тихий ужас. Выходят на нас и серьезные авторы, особенно это касается тех, кто работает в нехудожественных жанрах. Люди знают — здесь всегда рады хорошему нон-фикшну, и присылают свои рукописи. Значительную часть книг мы «придумываем» на уровне темы сами и обращаемся к конкретным авторам. Таким образом, у нас выстраиваются книжные серии.

Давайте перейдем наконец к тому новостному поводу, который меня к вам непосредственно привел. Детская книга про блокаду. Вы объявили краудфандинг и с опережением заявленного срока собрали заявленную сумму. Расскажите, зачем вы такую книгу затеяли издавать?
Григорий Пернавский: Я историк по образованию и занимаюсь историей Великой Отечественной войны. Это мое хобби. А еще я действующий отец человека, которому будет 14 лет. И я точно знаю: то, что современные дети не читают, это заблуждение.

Они читают больше, чем мы. Но они читают не так, как мы. Они, во-первых, считывают информацию из соцсетей, с гаджетов, еще откуда-то. Они очень хорошо умеют искать ту информацию, которая им необходима. Но для того, чтобы они начали поиск, нужно их чем-то заинтересовать. Наши дети находятся под огромным информационным прессом. В такой ситуации, повторяю, нужно зародить в маленьком человеке интерес, который его подвигнет на дальнейшие исследования. Самостоятельные или с помощью родителей.
Мы пришли к выводу, что книгу нужно делать с упором не на текст, а на визуальную составляющую. Всем известно, что с помощью зрения человек получает все-таки больше информации. Затем мы стали думать, как лучше сделать рассказ для ребенка. Что ребенок видит в основном? Он живет в каком-то дворе. Он не путешествует, не передвигается по городу свободно, как мы с вами. В итоге мы решили рассказать страшную историю блокады через эти знакомые и понятные всем детям образы двора, улицы, дома.

Мы взяли небольшую часть улицы и начали ее изменять так, как она менялась в реальности. А в реальности это происходило стремительно и катастрофически: началась война, потом бомбежки, обстрелы, разрушения, пожары, смерть. Потом голод, снег, который никто не чистил, не убирал грязь. Потом грандиозная уборка города. Потом превращение его в крепость. Всего за год Ленинград полностью преобразился.
Наш художник Маша Пономарева нарисовала условный Ленинград, типичную ленинградскую улицу. Мы взяли в качестве прототипа реальный дом, который по сей день стоит на Невском проспекте. Но на его месте мог быть какой угодно дом. И на этой улице, около этого дома, у нас разыгрываются истории, которые характерны для блокадного Ленинграда.

Когда идея оформилась, порисовали скетчи, получилось очень драматично. И эту историю мы дополняем встроенными рассказами, объясняем, что такое голод, рисуем блокадную квартиру, чтобы было понятно, как люди жили. Мы объясняем историческое событие на тех понятиях, которые ребенок в состоянии нормально воспринимать, речь идет о рейтинге 12+. В принципе можно будет давать книгу и детям более раннего возраста. Будут у нас и карты. Там несколько таких сторилайнов: улица, какие-то важные исторические события или процессы, потом карта, на которой мы показываем , например, как работала Дорога жизни.

И когда вы думаете ее отправлять в типографию?
Григорий Пернавский: Надеемся, что осенью книга уже будет на прилавках, но пока работа не закончена, более конкретно говорить не буду, чтоб не сглазить.

Вы профессиональное издательство, работающее уже три года, имеющее каталог, почему вы обратились к такому способу реализации проекта, как краудфандинг?
Григорий Пернавский: Как только мы поделились идеей книги в соцсетях, то получили мощную поддержку и обратную связь. Стало ясно, что тема блокады, вообще тема исторической памяти очень важна и востребована. И мы решили работать с нашими читателями напрямую — с теми людьми, которым гарантированно нужна книга. Получилось очень хорошо, мы благодарны всем, кто поддержал проект. И, конечно, это хорошая возможность проинформировать о проекте большое количество заинтересованных людей — поэтому и решили использовать именно «Планету». И по состоянию на утро 30 мая, за сутки до окончания сбора, у нас уже больше миллиона рублей. Кстати, запрошенную сумму — 350 000 рублей — мы собрали всего за сутки. Мы потрясены в лучшем смысле этого слова. Еще раз хочу поблагодарить тех, кто нам помог и верит в нас.

Я понял, на чем вы сошлись с Александром Пелевиным! Он же патентованный реконструктор.
Григорий Пернавский: Еще раз хочу подчеркнуть: не я его в издательство привел. На самом деле человек настолько, что называется, прошаренный, что не только по реконструкции с ним можно сойтись. Человек как будто из нашего поколения, хотя родился в тот год, когда я школу окончил.

Вы — частный, независимый «Пятый Рим». Но в данном случае с этой книгой «Блокада — детская книга» наблюдается очевидное совпадение с государственными интересами. Тем более, в этом году отмечается столетие Гранина, а тема блокады Ленинграда связана с Граниным, с его «Блокадной книгой». Вы не пробовали обращаться в Роспечать за поддержкой?
Григорий Пернавский: Нет. Мы с самого начала решили, что это будет краудфандинговый проект, прямое общение с читателями — покупателями книги. Нам важно сделать книгу именно так, как мы сами ее задумали, такой, какой ее хотят видеть люди.

Но вы же участвуете в организуемом той же Роспечатью, например, фестивале «Красная площадь»?
Григорий Пернавский: Да, конечно, с удовольствием участвуем. У нас нет никаких проблем с участием в государственных мероприятиях. Мы и с РВИО не раз сотрудничали и планируем продолжать деятельность в этом направлении.

Озвучьте напоследок какие-нибудь творческие планы.
Давайте я вам расскажу о наших новинках, которыми мы гордимся. Вот книга «Алешины сны». Ее автор белорусский писатель Владимир Мироненко. Он же Товарищ У. Это довольно известный товарищ, великолепный художник. Именно в этом качестве его знают наши читатели — он оформлял «Здесь живу только я» Саши Пелевина и «Бакунин. Первый панк Европы» Сергея Петрова. АЛЁШИНЫ СНЫА теперь он проиллюстрировал свою книгу. Я даже не знаю, как определить то, что сделал Товарищ У, это абсолютно внежанровая вещь. Это книга о мистическом общении цесаревича Алексея Николаевича с Григорием Распутиным. Причем все это происходит в пространстве сна, где присутствуют Ктулху, кастанедовский дон Хуан и множество других порождений разных миров, времен и пространств.
Все то, что мы любим.

Вышла у нас книга «Фронт и тыл Великой войны». Это книга молодого историка Юрия Бахурина. Монументальный, более тысячи страниц, труд. Это книга об изнанке Первой мировой, о том, как люди питались, о том, как они одевались, как пьянствовали на фронте и какие подвиги совершали, что творилось в тылу. Но это не срыв покровов, а именно научное описание явления. Несколько разоблачений слухов по наиболее малоприятным страницам Первой мировой войны. Очень интересное исследование такого феномена, как братание на фронтах. Книга всеобъемлющая, ее ждали давно, и вот она вышла.

Еще из новинок, которые народу должны понравиться: книга «Гвардии Камчатка». Автор — Николай Манвелов, это очень известный историк русского флота, написал об обороне Камчатки в 1854 году. Во время Восточной войны англо-французские силы воевали не только в Крыму, они попытались атаковать русские базы на всех морях и океанах. Одной из целей была Камчатка, в тот момент русский форпост на Дальнем Востоке. Потеря Петропавловска могла привести к потере всего региона. Удар вражеской эскадры, весьма сильный, оказался неудачным. Его отбил слабый гарнизон Петропавловска, которому помогали местные жители, даже женщины и дети. Это была очень важная победа, но о ней почти забыли.

Эта книга документальная?
Григорий Пернавский: Да. Она блестяще написана, читается как художественная литература, но это именно качественная историческая научно-популярная книга. Так совпало, что идея ее сделать появилась одновременно с тем, как Николай стал научным консультантом на фильме Валдиса Пельша, который называется «Гвардии Камчатка». Я у него спросил: ты не хочешь это все дело развернуть в книгу? Он сказал: да, материала очень много накопилось. Мы сделали. А сам фильм вышел в эфир 5 мая, и сейчас его можно посмотреть на ютубе.

Что касается ближайших планов, то в типографии сейчас находится книга израильского историка Арона Шнеера «Профессия — смерть». Это рассказ о «травниковцах», надзирателях и охранниках концлагерей, которые СС готовило в специальном учебном лагере. Это абсолютные мерзавцы, которые пребывали на самом днище нацистского ада. На их совести сотни тысяч преступлений против человечности. Книга рассказывает не только о преступлениях, но и о наказании и о мести, точнее, о воздаянии. Кстати, мало кто знает, но только две страны в мире последовательно и до конца преследовали нацистских преступников — это СССР-Россия и Израиль.

У вас что ни описание, то заявка на кино. К вам киношники не обращаются за правами?
Григорий Пернавский: Пока нет. Но ждем предложений и готовы к сотрудничеству.

10.06.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Издательство›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ