Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Книжня_ярмарка_ММКЯ-2019-00

ММКЯ. Седьмое сентября, день четвертый

Снесенный ГУМ, длительность эмоций, комиксы о войне: интересности четвертого дня ярмарки

Текст и фото: Татьяна Шипилова

7 сентября шел 4-й день ММКЯ и вовсю гремел день рождения Москвы. В десять часов утра из метро выходило много людей и хотелось верить, что все эти люди горят любовью к книгам, но уже на территории ВДНХ они разбрелись кто куда — но все-таки приличная часть проследовала к павильону 75.

Посетителей ярмарки утром пытался развеселить Эдуард Лимонов. Всегда провокационный Лимонов не изменил себе и в этот раз. Сначала сообщил, что недавно он посмотрел восстановленный фильм Дзиги Вертова «Годовщина Революции», в котором впечатление самого умного человека произвел на писателя Ленин: «Что он там говорит, совершенно непонятно, потому что кино немое. А народ какой веселый, с удовольствием позирует. Видимо, ожидания были колоссальные, и ничего потом не сбылось. Масса людей, которых потом убили и расстреляли, но в этом фильме они пока живы».

Поведав о том, что семь его книг переиздали, Лимонов активно призывал их покупать и рассказал, что часть из них была написана в тюрьме, например, «Контрольный выстрел». Еще писатель признался, что не любит Москву, но поскольку мне в день рождения любимого города не очень хотелось слушать предложения по сносу ГУМа и пожелания оставить только сталинские высотки, я пошла на звук громких аплодисментов в сторону павильона «Эксмо», где продуктивно общалась со слушателями Виктория Дмитриева, представляя свою книгу «Это же любовь! Книга, которая помогает семьям».

Встреча больше походила на мастер-класс по эмоциям: «Любая эмоция длится не более 12 минут. Эмоции конечны, а чувства остаются. Как бы вы ни злились, любовь с вами остается». На вопрос, есть ли любовь в браке, Виктория ответила, что только там она и есть: «Просто не все в браке до нее доходят, а потом говорят, что любви не существует». Почти каждая реплика вызывала бурный взрыв аплодисментов или смеха, поэтому было приятно дослушать экспресс-лекцию о чувствах до конца, а потом заглянуть на стенд города-гостя эмирата Шарджа.

Чем-то я почетным гостям понравилась, и они тут же захотели меня нарядить в свою национальную одежду, обрызгать всеми имеющимися духами и разрисовать мне руки хной. Я не стала отказываться, так что потом пришлось немного послужить фотомоделью: меня фотографировали с разных сторон на разные мобильные телефоны.

Дискуссия Феминизм и книгоизданиеНа сцене же обсуждали литературу в эпоху цифровых технологий. Причем на встрече присутствовали Салха Габиш, обладатель премии «Арабская женщина» и руководитель Ассоциации эмиратских писательниц в Шардже, и поэт Шейха Аль Мутаири, так что в XXI веке в арабско-мусульманском мире женщины себя вполне комфортно чувствуют и творят наравне с мужчинами. Говорили о том, что цифровые платформы в Арабских Эмиратах отстают, и отставание во многом спровоцировало то, что на Западе для книг на арабском языке долгое время были закрыты двери, а еще — что цифра и бумага дополняют друг друга, и их правильное использование приводит к развитию культуры и образования.

На дискуссии присутствовали также поэт и филолог Денис Безносов и писатель Игорь Левшин, которые рассказали, что сегмент цифровых книг в России по-прежнему невелик, всего 8—9%, а в сфере детских книг о цифре говорить и вовсе не приходится. «Ребенку нужны тактильные ощущения, поэтому бумажная книга однозначно выигрывает».

На Первой сцене в это время обсуждали влияние феминизма на книгоиздание и появление новой этики. Модератором встречи вызвалась быть фемактивистка Дарья Серенко, а на ее вопросы отвечали поэтка Оксана Васякина и писательница Евгения Некрасова. Чуть позже к ним присоединилась Алиса Ганиева, которая сразу подчеркнула: «Я — писатель. Я ставлю себя на один уровень со своими коллегами, чтобы подчеркнуть гендерную независимость в литературе». Девушки обсудили современных и уже почти классических авторов феминистских текстов: «Женщин в литературе было много всегда, вопрос в том, что происходит с текстами этих женщин. Важен тот момент, что писательниц стали осмыслять как феминисток».

Фотогалерея №1/автор: Андрей Мягков

 

 

Но поскольку дальше разговор уже пошел скорее о том, что женщины такие же умные и талантливые, и могут писать на те же темы, что и мужчины (кто сейчас с этим спорит, не совсем понятно), то я решила прогуляться по ярмарке. И забрела на церемонию награждения лауреатов и номинантов XII Международного конкурса книжной иллюстрации «Образ книги».

Раньше конкурс был всероссийским, но теперь стал уже международным. Благодаря «рекламе» на сайте Международной детской книжной ярмарки в Болонье на конкурс было подано свыше 600 заявок из самых разных стран: от Австралии, Японии и Южной Африки до Аргентины, Колумбии и США.

На вручении наград присутствовала директор Болонской ярмарки Грация Готти, которая сердечно поблагодарила московских коллег: «Спасибо за гостеприимство, мы чувствуем себя как дома. Я очень рада, что конкурс получил большой международный отклик, это вселяет надежды. Надеюсь, продолжим в том же духе!»

Лауреатов и дипломантов можно перечислять бесконечно. Кто-то участвовал впервые и сразу же получил награду, кто-то является уже постоянным участником. Ольгу Монину встречали бурными аплодисментами. Она получала диплом за иллюстрации книги С. Маршака «Легенды старой Англии: Из английской и шотландской поэзии». Игорь Олейников был награжден за иллюстрации к книге Г. Уэллса «Война миров», его благодарственная речь была лаконичнее всех: «Нет слов!»

Ольга Лаврентьева - СурвилоКлючевой можно назвать встречу с автором комикса «Сурвило» Ольгой Лаврентьевой, которая подробно рассказала, как она собирала материал для того, чтобы создать книгу по рассказам своей бабушки, которая пережила тяжелые годы репрессий и блокаду Ленинграда: «Для меня важно было сохранить историческую точность, поэтому я собирала фотографии города, улиц, транспорта, проверяла модели машин». Художница показала сканы документов, которые изучала в архивах ФСБ по делу своего деда, арестованного в 1937 году и впоследствии реабилитированного посмертно в 1958-м. На всю работу ушло около пяти лет.

Со стилем определилась сразу: это сочетание разных фактур, крупных и мелких кисточек, рисование по мокрому и сухая штриховка, чередование штриха как способ выражения неравномерности памяти. Общий вес уже готового романа составил 9,5 кг.

Этапы рисования у Ольги Лаврентьевой следующие: сначала полностью пишется сценарий, затем расчерчиваются рамки, потом в них вписывается текст и уже вокруг текста создается картинка. «Важно было сделать историю цельной, так как в ней много эпох, разных событий, чтобы не было случайных эпизодов. Что-то из рассказов бабушки пришлось убрать и использовать только то, что играло роль», — поясняет художница.

В комиксе прослеживаются три главных мотива: мотив танца, мотив идущей через город женщины и растительные мотивы, которые сшивают историю воедино. Кульминацией романа становится изображение салюта в январе 1944 года в день снятия блокады: «Бабушка говорила, что это был самый яркий салют в ее жизни. Я его так и изобразила: в виде цветов».

На вопрос, осталась ли довольна бабушка, Ольга ответила, что хоть из-за плохого зрения графику бабушка оценить в полной мере не смогла, но текст ей зачитывали, и она осталась довольна. Также Ольгу спросили, есть ли уже национальные особенности у русского комикса, если учитывать, что пришел этот вид литературы к нам с Запада. «Это типичное ошибочное мнение, что комикс пришел к нам с Запада, ведь иконопись тоже можно назвать комиксом, просто раньше такого слова не существовало».

В связи с недавним заявлением министра культуры невозможно было удержаться и не задать вопрос о том, насколько комиксы отличаются от полноценной серьезной литературы, тем более что все чаще появляются комиксы на тяжелые, жесткие темы. Вот я и не стала сдерживаться и задала.

«Комикс — это такое же искусство как кино, театр, живопись, литература. Полно совершенно пустой, помойной литературы, как есть и тупые комедии, и плохая музыка. А есть хорошая. То же самое и с комиксом. Сама форма не определяет, хорошее произведение или плохое. В любом виде искусства большинство произведений не очень», — ответила художница.

Алиса Ганиева, обсудив все вопросы феминизма в обществе своих коллег, затем отправилась на дискуссию на тему буллинга (если по-русски — то просто травли) в школе и подробно рассказала о своих детских воспоминаниях, когда учитель мог себе позволить 40 минут на уроке математики обсуждать, как плохо себя ведут дети.

Буллинг в школе - дискуссияСвоим опытом борьбы с травлей собственного сына поделилась журналист Наталья Цымбаленко: «Нельзя разделять травлю и насилие, это все не есть норма, а люди про это не хотят говорить. Наше общество в XXI веке доросло до того, что мы должны себя сдерживать и понимать, что нельзя растить ребенка в агрессии». Ребенок иногда стесняется признаться в том, что его травят, и начинаются проблемы с нервами и психикой, родители должны быть предельно внимательными. Наталья рассказала, что классный руководитель справиться не мог, потому она пошла выше, к директору школы, донесла до родителей детей, что готова судиться, если их дети будут и дальше издеваться над ее ребенком, и тогда все успокоились: «Друзьями не стали, но и травить перестали, а ведь не со всеми мы на работе дружим, нам главное комфортно существовать в коллективе».

По статистике же как раз более 70% учителей страдают от травли. И тут уже во многом встает вопрос профессионализма: может ли педагог найти общий язык даже с отъявленными хулиганами, может ли заинтересовать двоечника и не обращать внимания на провокации. «Если учитель профессионал, он не акцентирует внимание на провокационном поведении ребенка, а после урока оставит его для приватной беседы, — поясняет директор школы № 1520 им. Капцовых Вита Кириченко. — В травле нет проигравших и победителей. Все заложники, это всегда история с последствиями».

Птичий рынок - презентация на ММКЯ-2019На стенде АСТ презентовали сборник рассказов «Птичий рынок» и делились своими историями из жизни. Например, оказалось, что Андрей Филимонов, автор одного из рассказов, никогда на птичьем рынке-то и не был: «В моем городе, где я вырос, птичьего рынка не было. Но я пару раз покупал рыбок в магазине. Сначала все шло хорошо, а потом я купил рыбку, которая за ночь съела всех остальных. После чего я решил, что надо заканчивать с этой историей».

Ну а напоследок посетители ярмарки могли послушать презентацию книги Марлена Хуциева «Пушкин». Вступительное слово к книге написал Дмитрий Быков, который сразу же заявил, что к самой книге не имеет почти никакого отношения.

Дмитрий Львович высказал мнение, что это чуть ли не единственная книга о Пушкине, где есть цельный образ поэта. На вопрос, почему же до сих пор нет ни одной толковой книги о Пушкине, ответил просто: «Пушкин стоит у истоков целостной, единой русской культуры. А русская культура раздроблена. И советская культура была раздроблена, поэтому книгу не смогли написать ни Тынянов, ни Ходасевич. Один писал в 30-е годы в Париже, второй — в 30-е годы в Москве, и оба так и не написали. Сейчас она расколота еще больше. Для того, чтобы Пушкина понять, надо быть представителем цельной русской культуры».

Дмитрий Быков - книга Марлена Хуциева "Пушкин"Пушкин, по мнению Быкова, основатель национальной религии: «Наша национальная религия — наша литература. Пушкин — основатель русской нравственности. Мы живем по его заветам. Насколько они соответствуют общечеловеческим, непонятно, но нам с Пушкиным комфортно».

А еще писатель рассказал, что на ярмарке «Нон-фикшн» в ноябре можно будет купить новый сборник «Камерная лирика. Тюрьма в лирике русских поэтов», в котором собраны стихи и отсидевших, и сочувствующих в огромном диапазоне от Пушкина до Лимонова.

«Это очень важный сборник, показывающий, что главная задача русской поэзии — «милость к падшим призывать» и требовать их освобождения. И, как мы знаем по сегодняшним событиям, это иногда получается. Ура!»

08.09.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ