Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

От фломастера до таймкиллера

Детская литература сегодня в моде. А в детской литературе моден интерактив

Текст и фото: Сергей Алексеенко

По крайней мере, так могли заключить посетители третьего этажа выставки Non/fiction. У самого эскалатора публику встречали девушки в оранжевом и предлагали пройти квест «Думай сам». Неподалёку стояла подготовленная Политехническим музеем инсталляция «Незнайка на Луне» — не то витрина с экспонатами (синяя шляпа, лунный камень, советский фотоаппарат), не то игровой автомат (резаться предлагалось в цифровые крестики-нолики). Чуть поодаль стена, украшенная как репродукциями шедевров советской иллюстрации, так и рисунками, только что вышедшими из-под фломастеров юных посетителей выставки. Вывеска гласила: «Сказочный дом Мелик-Пашаев». А ещё уголок свободного чтения, организованный командой автобуса «Бампер».

Мелик-П

Издательство «Мелик-Пашаев»

Это всё можно было бы счесть просто ярким ярмарочным антуражем, если бы мероприятия выставки не говорили об обратном. Стоило где-то зазвучать детской теме, как тут же вступал в свои права интерактив. К примеру, презентация книги Екатерины Кронгауз «Я плохая мать?» прошла в формате «Своей игры». Гости мероприятия (это были Юрий Сапрыкин, Максим Кронгауз и Илья Колмановский) выбирали вопросы а-ля «Дедушки и бабушки за 300» и только что не нажимали на кнопку ответа — её роль выполнял звоночек.

Что уж говорить о детской программе, в которой оказалось непросто найти хотя бы пару мероприятий без интерактивных элементов. При этом в не самых очевидных в этом отношении книгах.

Конечно, наполненная загадками и задачками «Ыба. Море» Леонида Шмелькова на мастер-класс буквально напрашивается. Идея устроить нечто подобное из потешного «Ханукального медведя» издательства «Пижамная библиотечка» уже интригует — детям предложили смастерить своего мишку, чем они с удовольствием и занялись.
Но вот то, что презентации «Каждый может быть принцессой» Евгении Добровой и «Сколько хочешь крокодилов» Юрия Коваля превратились в маленький творческий семинар, удивляет. Правда, в хорошем смысле. Скажем, в случае с Ковалём детям дали последние слова стихотворения и предложили самим досочинить остальное. Пусть результат оказался совсем не таким, как у классика, искра его безграничного юмора в этой импровизации чувствовалась.

В соседнем зале во всю стену растянулась карта Евразии, а по ней были рассыпаны круглые наклейки. Каждая соответствовала родному городу кого-то из посетителей выставки. Или его родителей. Или дедов. Созданная в поддержку книги «Скажи мне “Здравствуй”» («Самокат») инсталляция напоминает каждому жителю столицы, что каждый из нас когда-то откуда-то приехал — и тем самым пытается преодолеть восприятие мигранта как Другого.

Ключевой-кадр

Закономерно, что эта карта будет выставлена в Музее Москвы. Правда, дети уже думают, как бы инсталляцию улучшить.

— Моя бабушка родом из Орши, а мама — из города Пущино, а на карте только большие города, — заявляет мальчик Петя. — Видимо, придётся делать программу для планшета!

Не менее оригинально «Самокат» презентовал другую свою новинку — роман «Умник» Мари-Од Мюрай. Вместо простого рассказа о сюжете и проблематике повести перед публикой выступил молодёжный театр-форум «Кавардак». Юные актёры проговаривали в диалогах стартовую ситуацию «Умника»: парень забирает из интерната старшего брата с особенностями в развитии, взваливая тем самым на себя всю ответственность и все неудобства. Стоит ли поступать так? Не ломает ли он себе жизнь? Чем могут помочь ему друзья? Готов ли он к тому, что над ними будут насмехаться (а ведь будут!)? Время от времени беседа останавливалась, и начинали говорить зрители — некоторых приглашали на сцену, и они продолжали спор вместе с актёрами. В эти моменты звучала сама жизнь: дети размышляли, как надо поступить героям, признавались, насколько они доверяют своим друзьям, и как в их школах относятся к детям, которые не такие, как все.

Одним словом, запрос на современные практики ощущался явственно. Отразился он и в некоторых представленных на выставке книгах: скажем, к изданию «Кто прячется в лесу?» («МИФ») прилагаются цветные лупы-фильтры. Глядя в них, можно обнаружить обитателей леса в иллюстрациях, на которых, как поначалу кажется, не изображено ни одного персонажа.

Гипнотическая книга «Я в Пижамараме» заполнена причудливыми узорами. Однако стоит провести по ним специальной полоской — все фракталы, спирали и корпускулы завертятся, а книга превратится в настоящий видеоарт.

Такие издания при всей своей формальной оригинальности — в общем-то, привычные книги. Но на Non/fiction были мероприятия и иного рода. По темному киноконцертному залу ЦДХ бродил цифровой призрак. Александра Кочеткова из проекта «TouchAnka» (двусмысленный каламбур наверняка памятен поклонникам «Чапаева и Пустоты») рассказала о своем опыте создания интерактивных электронных книг. Путь «Тачанки» пролег от пластилиновых «Трех поросят», сработанных на подоконнике, до сложных проектов вроде электронной поэтической книги «Малышарий», с анимацией которой не справлялись целые коллективы программистов. Попутно приводились примеры западных интерактивных книг («Кролик Питер» от Loud Crow, серия интерактивных сказок от Nosy Crow и многие другие). И отечественный вариант на этом фоне не выглядит «отставшим навсегда».

— В 2014-м мы побывали на Франкфуртской выставке, — рассказала Александра. — Думали, увидим монстров, самых крутых издателей интерактивных книг, а сами скромно постоим в сторонке со своими «Поросятами». В действительности же мы обнаружили, что помимо нас, есть ещё буквально две студии, которые пытаются делать нечто по-настоящему интерактивное.

Стихи
Вопрос о существе этого настоящего интерактива, впрочем, так и повис в воздухе до самого конца встречи с «Тачанкой». Часть представленных приложений напоминала обыкновенные книги, только с двигающимися иллюстрациями (с выдумкой, надо признать, двигающимися — воздушный шар кидает из стороны в сторону вслед за колебаниями планшета, а простое движение пальца переключает день на ночь). Другие интерактивные книги, ушедшие дальше от бумажного прообраза, и вовсе кажутся играми-таймкиллерами («убийцами времени»). Но существует ли самодостаточный образец жанра?

— Мы прекрасно осознаем уровень и проблемы наших книг, — признается А. Кочеткова. — Формат, на мой взгляд, пока не найден. Люди по всему миру сейчас работают и ищут этот новый язык, экспериментируют.

Более того, новая книга, несмотря на внешнее новаторство, состоит в очень тесных отношениях с традицией. Мало того что произведения «Тачанки» не сильно выламываются из концепции иллюстрированной книги (а некоторые — так и вовсе анимированные версии работ Юрия Васнецова), так и создавались они из побуждений, которые могли бы разделить и самые ярые противники новых технологий:

— Мы и мысли такой не допускали, что бумажная книга вот-вот умрет, а мы въедем в новый век. Нашим единственным стремлением было — чтобы в айпады попало нечто гуманное, что могло бы отвлечь детей от игр.

Станет ли интерактивная книга привычной детской забавой или пройдет путем тамагочи в словарь умерших слов — покажет время. Каким будет тренд ближайших времен, увидим мы сами. В том числе на Non/fiction.

Однако нельзя не сказать, что несколько традиционных встреч с писателями на «Территории познания» все же состоялось — и ни на одной не обошлось без детей, слушавших, затаив дыхание, просто стихи.

Или просто прозу.

И вот этот тренд наблюдать приятнее всего.

Скажи-мне---карта

Ссылки по теме:
«Нон/Фикшн»: на что сходить
«Нон/Фикшн»: что листать с детьми
«Нон/Фикшн»: что листать

02.12.2015

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ