Наш сайт обновляется. Мы запустили полностью новый сайт и сейчас ведется его отладка. Приносим свои извинения за неудобства и уверяем, что все материалы будут сохранены.
САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Российские законы по сложности сравнялись с трудами Канта

В Высшей школе экономики оценили сложность российских законов в сравнении с художественной литературой и «Критикой чистого разума»

Текст: ГодЛитературы.РФ

Фото: wikipedia.org

В НИУ ВШЭ рассчитали специальный индекс для оценки сложности прочтения российских законов. Об исследовании пишет «Коммерсант». Для этого авторы сравнили 592 закона с «Анной Карениной» Льва Толстого, «Географ глобус пропил» Алексея Иванова, «Текстом» Дмитрия Глуховского и «Авиатором» Евгения Водолазкина, а также с «Критикой чистого разума» Иммануила Канта.

«Индекс синтаксической сложности нормативно-правовых актов» (ИСЗ) рассчитывался по семи параметрам:

  • доля глаголов от общего числа слов;
  • отношение количества слов, зависимых от существительного, к количеству существительных;
  • количество слов между двумя зависимыми словами;
  • количество слов в одном абзаце;
  • количество причастных оборотов на одно предложение;
  • количество слов в одном предложении;
  • количество предикативных ядер (подлежащее плюс сказуемое) в одном предложении.

Авторы исследования пришли к выводу, что язык этот с каждым годом усложняется, и одним из его основных недостатков является пассивность: в нем слишком мало используются глаголы. «Язык российского законодателя в среднем вдесятеро сложнее литературного русского», - считают исследователи, основываясь на следующих выводах.

Самым значимым параметром оказалась доля глаголов от общего количества слов в тексте. В российских законах по итогам 2019 года она составляет лишь 3,8%. В художественной литературе показатели выше: так, в «Тексте» он составляет 19%.

Второй по значимости параметр - отношение количества зависимых слов к общему количеству существительных: чем их больше, тем текст сложнее для восприятия. В российских законах это отношение составляет 3,69. В «Анне Карениной», для сравнения, лишь 1,2 зависимых слова на каждое существительное.

Расстояние между зависимыми словами также влияет на восприятие текста: чем больше слов между ними, тем труднее читать. В российских законах зависимые слова в среднем разделяют 2,49 слова, а в «Авиаторе» Евгения Водолазкина — 1,96.


В одном абзаце российского закона в среднем 30,4 слова. По этому параметру Лев Толстой (37 слов) и Дмитрий Глуховский (32,3 слова) все-таки обошли современных российских законотворцев.


Количество причастных оборотов на одно предложение в законах составляет в среднем 0,48, это на порядок больше, чем в романе Алексея Иванова «Географ глобус пропил» (0,02).

На 2019 год в одном предложении российского закона в среднем 20,7 слова. В «Анне Карениной» в среднем 13,63 слова в одном предложении.

Интегральный индекс сложности текста законов неуклонно растет с 1991 года: тогда он составлял 30,8, сейчас — 40. Для сравнения, интегральный индекс для «Критики чистого разума» составляет 48. Самые сложные российские законы имеют индекс 65.