САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

«Семь престолов» Маттео Струкула

Роман, окунающий читателя в золотой век Италии и напоминающий одновременно о книгах Мориса Дрюона и «Игре престолов»

Коллаж: ГодЛитераутры.РФ. Обложка с сайта издательства
Коллаж: ГодЛитераутры.РФ. Обложка с сайта издательства

Текст: Сегрей Шулаков

Струкул М. Семь престолов.

Пер. с ит. Е. Пантелеевой. – СПб.: Аркадия, 2021. — 608 с.

Маттео Струкул по образованию – юрист, выпускник Падуанского университета, автор нескольких исторических романов. Он также написал «пузыри» к трем томам комикса Vlad Dracul (художник – Андреа Мутти) и стал автором сценария игры Dark Renaissance, главный персонаж которой – наемник семьи Медичи. Излюбленный исторический период Струкула – как раз Флоренция Медичи; написанная им тетралогия на эту тему отмечена многими итальянскими наградами.

Судя по «Семи престолам», перед нами новый Морис Дрюон: важнейшие исторические события интересуют автора меньше, чем конкретные исторические фигуры и их взаимодействие, заключающееся, главным образом, в интригах и череде предательств. Ну и аналогий с «Игрой престолов» американца Джорджа Мартина, конечно, не избежать. Это почувствовала и переводчица Екатерина Пантелеева – в оригинале обширный роман называется «Le sette dinastie», то есть «семь домов» или «династий».

В традициях Мартина, Струкул сразу ошарашивает читателя казнью жены герцога Миланского, которую муж, злобный калека, отправил на эшафот, как только представилась возможность. Он – отвратительный тиран: «Словно паук, герцог день за днем копил в себе холодную злость, подпитывая постоянно растущую шпионскую сеть... Отравленный подозрительностью и страхом, тут же находил признаки очередного заговора, зачастую не имевшие под собой никаких оснований». А гонца, принесшего весть о проигранном сражении с венецианцами, герцог и вовсе затравил собаками: «Филиппо Мария Висконти подал знак, неторопливо, будто неохотно махнув рукой. Он знал, что любимые мастифы не замедлят исполнить его волю. Все произошло в считаные секунды».

Книга состоит из четырех частей, главы которых разбиты на группы по датам наиболее значительных событий. Взгляд писателя герметичен, его заботят только личности, творившие историю итальянских владений, объединившихся в государство гораздо позже, только в XIX веке. В обширном послесловии, совмещенном с серьезной библиографической статьей, Струкул объясняет свою затею: «Идея рассказать историю Милана, Венеции, Рима, Флоренции, Феррары и Неаполя через судьбы знатных семей из этих городов полностью захватила меня...» Повествование охватывает так называемый золотой век, продлившийся с 1427 по 1527 год – от битвы при Маклодио до разграбления Рима.

Одна из центральных фигур повествования – Папа Евгений IV, который при избрании пообещал кардиналам расширение полномочий, но, будучи интронизирован, отобрал и прежние. Долго боролся с духовенством, собравшимся на Базельский собор и отстаивавшим примат соборов над единоличными решениями папы. Заключил Флорентийскую унию... Но Маттео Струкула больше интересуют частности. «От мыслей о том, что принесет с собой избрание папой, об известиях, полученных от Чезарини, о краже казны Святого престола, о многочисленных врагах, которые не замедлят начать жестокую борьбу против него, Габриэле (мирское имя Евгения IV. - Прим. ГЛ) едва не лишился чувств. Впервые в глубине души он осознал, что восхождение на престол понтифика может стать худшим событием в его жизни».

Констанцский и Базельский соборы, последовательно утверждавшие «примат власти Всемирных соборов над решениями одного слуги Божьего», Флорентийский собор (попытка преодоления разделения церквей), взятие Константинополя – все это события для Струкула второстепенные. А вот восстание в Риме описано весьма живо: «Грохотали выстрелы из бомбард. Поднявшись на мощную стену неприступной крепости, Габриэле наблюдал, как рыцари со знаменами рода Колонна падают, выбитые из седла, и тонут в бушующем море покореженных доспехов и разбитых голов. Кровь и покалеченные тела заполнили улицы Рима...»

В отсутствии механической точности Маттео Струкула упрекнуть невозможно. Козимо Медичи, Франческо Сфорца и другие деятели итальянского Возрождения выписаны точно, мотивы их поступков определены достоверно. Однако автор не захотел возвыситься над событиями, дать им глобальную оценку, – или, наоборот, снизойти до животных страстей, как тот же Джордж Мартин. В итоге поглощается эта история в лицах с аппетитом, но видно, что писатель исполняет свою прихоть, а не нашу, читательскую. «За прошедшие десять лет Альфонсо (король Арагона) сделал два четких вывода. Во-первых, что никому на этом проклятом полуострове нельзя доверять, поскольку все завидуют друг другу, обманывают и предают. А во-вторых, он решил научиться действовать в том же духе». Чрезвычайно поучительно.