Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

Любая книга — это некая пороховая бочка

Интервью с директором Российской государственной детской библиотеки Марией Веденяпиной

Интервью: Михаил Визель/ГодЛитературы.РФ
Фото: samolit.com

РГДБ существует с 1969 года. С 1987 года — в огромном здании на Калужской площади, хорошо известном всем москвичам, бывшим детьми или имеющим детей. Но только в нынешнем, 2016 году она должна принять на себя функции хранителя обязательного экземпляра каждой детской книги, выпускаемой в России.
О том, как совместить эту важнейшую задачу с повседневной жизнью детской библиотеки, ГодЛитературы.РФ беседует с директором РГДБ Марией Веденяпиной.

РГДБ — детская библиотека. А вот что считать детской литературой? Известно, что ни Жюль Верн, ни Майн Рид не писали для детей. Но сейчас это классика детской литературы. Где проходит грань?

Мария Веденяпина: Я бы даже не бралась эту грань установить. Основная категория читателей, которых мы обслуживаем, и это прописано в Уставе РГДБ, — это дети до 14 лет или включая 14 лет. И, соответственно, литература, которую мы в обязательном порядке должны иметь, рассчитана на них. При том, что у нас нет функций обслуживать близлежащие школы по внеклассному чтению, или обеспечивать теми произведениями, которые проходят в рамках школьной программы по литературе.

Раньше такие функции библиотека периодически на себя брала. Поэтому у нас, например, «Дети подземелья» Короленко были представлены несколькими десятками экземпляров. В какой-то момент это было востребовано, не хватало в близлежащих школах. Соответственно, библиотека закупала и обслуживала школы именно теми произведениями, которые они проходили по школьной программе.

Нужны ли детской библиотеке книги Павла Басинского? О Горьком, о Толстом. Конечно, кто-то может сказать: «Нет, ну что вы? Это совсем не детская литература». Но ведь к нам приходят преподаватели, приходят словесники, приходят старшеклассники.

Мария Веденяпина: С моей точки зрения, эти книги обязательно должны быть в фонде. Поэтому четкой грани — это детская, а это нет — я бы не чертила. И уж точно бы не рыла окопы, которые отделяют детскую литературу от взрослой.

Сейчас эти окопы прорыты де-факто. В виде маркировки. Как с этим быть? Книги, которые всю жизнь считались детскими, могут оказаться сомнительными…

Мария Веденяпина: Ну, Жюль Верна вряд ли вы будете 18+ маркировать!

Жюль Верна никто не будет, а у Дюма, например, в «Монте-Кристо» вовсю гашиш курят. А мушкетеры пьют непрерывно…

Мария Веденяпина: Главное, не впадать в крайности. Можно и сказку «Колобок» признать непонятно чем. Потому что, в общем, агрессия определенная есть. Лиса съела Колобок, и всё. Что же делать? Запретить «Колобок» читать детям? И поставить на него 16+? Я абсолютно уверена, что любая книга — это некая пороховая бочка, на которой ты сидишь и которая, по большому счету, неизвестно когда и в какую сторону рванет. Мы же любим всегда какие-то кампании, в стране у нас так принято — одно одобряем, другое запрещаем, а на третье косо посматриваем. Если быть вне этой кампанейщины, то хорошая литература все равно останется хорошей литературой. И эту литературу надо иметь в фонде. А когда у тебя будут такие фонды, тогда у тебя будет хорошая библиотека.

Вы можете привести порядок цифр, какое у вас соотношение абонемента и читального зала?

Мария Веденяпина: Нет у нас таких соотношений. Все, что находится в читальных залах, любой читатель может взять домой. Если только эта книга не в единственном экземпляре. Книги, которые мы покупаем в единственном экземпляре, условно говоря, очень дорогие или очень редкие, находятся в книгохранении, и на дом мы их не выдаем.

Сколько людей регулярно берут книги на дом, сколько регулярно приходят здесь читать?

Мария Веденяпина: Как правило, к нам всё-таки приходят для того, чтобы взять книги. Приходят родители с детьми, выбирают книги, берут домой. Сейчас в читальном зале для старших школьников мы поставили столы для того, чтобы дети имели возможность готовить здесь домашнее задание. Не могу сказать, что такая форма сейчас пользуется очень большим спросом, но думаю, в будущем будет обязательно востребована.

Некоторые московские библиотеки прошли реорганизацию, сознательно были превращены в такое место, куда можно прийти и работать. Что-то писать, читать.

Мария Веденяпина: Да пожалуйста! У нас тоже есть читальные залы, где зачастую взрослые работают, студенты пишут курсовые или контрольные, старшеклассники занимаются.

К вам приходят в основном чтобы взять книги на дом, при этом у вас колоссальная, не побоюсь этого слова, внекнижная программа. Не исчерпывающаяся тем, чтобы взять книгу и отдать книгу. Концерты, мастер-классы, лекции, какие-то театрализованные вещи. И подозреваю, что это связано лично с вами.

Мария Веденяпина: Нет. Библиотека всегда этим занималась. Всегда были детские программы. У нас сильная сторона — авторские программы по приобщению детей к чтению: «Веселый гусь», «Терем-теремок», «Эники-беники», а также много других программ, которые ведут специалисты. Это педагоги, психологи, которые, я бы сказала, на высочайшем уровне работают с детьми. Они действительно растят читателей, формируют их как читателей.

Это не просто живое чтение, которое очень нравится детям. Это еще и вовлечение в чтение. Привитие навыков, — когда ребенок читает и понимает, о чем он читает. Понимает смыслы, значения. По прочтении той или иной сказки происходит творческое общение: задаются вопросы по тексту, дети мастерят поделки, рисуют картинки на основании сказки, которую они прочитали. Так что это целая система, которая была, есть, и, я надеюсь, будет в библиотеке.

А массовые мероприятия, безусловно, привлекают и вовлекают гораздо большее количество читателей, чем авторские программы. Любое занятие с ребенком, именно занятие, когда ты пытаешься что-то вложить, ограничивает количество детей, которые могут на этом занятии присутствовать. Массовые мероприятия — это одна из дорог, которые приводят и детей, и их родителей к книге. Ведь многие из тех, кто приходит к нам на мероприятия, приходят в библиотеку впервые. И очень многие — и дети, и родители — открывают для себя какой-то совершенно необыкновенный мир. Потому что, во-первых, у нас библиотека не рядовая. Ее площади огромны, как очень большой дом детской книги. Это на самом деле завораживает, причем всех, и детей, и взрослых. А во-вторых, здесь атмосфера полной свободы — когда тебя не шпыняют, не пинают, не говорят все время: положи сюда, не трожь это, не кричи громко, не бегай, — она позволяет и детям, и одновременно их родителям чувствовать здесь себя абсолютно как дома. Мне кажется, что именно это ощущение дома — книжного дома — позволяет нам увеличить число тех, кто действительно станет читателем.

Ссылки по теме:

2-120820151-575x363От нуля до одного

 

3951519_large-575x363В РГДБ пройдут «Дни Ясной Поляны»

 

Bezimeni-21Фестиваль детской книги — 2

 

redhorse01_sm-575x363Красные лошадки и волшебные помощники

 

5752-575x363Из первых уст. Веденяпина и Куприянов

 

600_default-575x363Вслух и по «Крохоткам»

Просмотры: 1191
10.02.2016

Другие материалы проекта ‹Библиотеки›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ