Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Ведущий курсов писательского мастерства для подростков при только что открывшемся центре творческого развития Гослитмузея "Арка Марка" Алексей Олейников делится опытом первого занятия

«Мы придумали шнурки, которые работали на принципе любви…»

Ведущий курсов писательского мастерства для подростков при только что открывшемся центре творческого развития Гослитмузея «Арка Марка» Алексей Олейников делится опытом первого занятия

Интервью: Михаил Визель
Фото предоставлены пресс-службой Государственного литературного музея

Михаил_Визель

На прошлой неделе Алексей Олейников — школьный учитель и школьный писатель, автор социально нагруженной книжки «Скажи мне Здравствуй и эпического школьного рэпа «Соня из 7 Буээ», провел первое занятие в подростковой писательской мастерской, запущенной при только что открывшемся в Государственном музее истории российской литературы детском и подростковом образовательном центре с джойсовским названием «Арка Марка«. Название самой мастерской, предложенное ее ведущим, тоже, как говорится, доставляет: «Краткое руководство по построению миров и благоустройству разумной жизни на них к всеобщему счастью или несчастью в зависимости от ваших наклонностей и общего взгляда на устройство нашего бытия».
Мы попросили Алексея поделиться первыми впечатлениями и ожиданиями.

Ведущий курсов писательского мастерства для подростков при только что открывшемся центре творческого развития Гослитмузея "Арка Марка" Алексей Олейников делится опытом первого занятия

Фото с выставки «Сказочный бестиарий», проходящей в Гослитмузее

В Москве — бум писательских школ, ориентированных как на взрослых, так и на студентов; ваша школа рассчитана на старших школьников; что из этого следует?
Алексей Олейников: Что бум — это верно. Кропотливая работа CWS разверзла врата или просто организаторы угадали тренд — часто это одно и то же. Теперь все открывают писательские школы, ну, а раз все побежали, и я побежал. Что из этого следует — не знаю. Подросло поколение писателей, которые чувствуют в себе желание и возможность учить? Появился относительно массовый спрос на развитие речи и литературные студии разных форматов — что связано с численным и качественным ростом семейного образования? Это тема для социологов.

Прошло первое занятие; можете, не называя имен, дать «социологический срез»? Сколько человек записалось, какого возраста, каковое половое соотношение? Только окрестные жители или издалека тоже?
Алексей Олейников: Пока не могу, потому что мы только познакомились. Записалось 11 человек, и это почти оптимум для комфортной работы. Возраст — от 11 до 15 лет. Мальчиков и девочек почти поровну — что удивительно, я привык к тому, что пишущих девочек больше. Местных жителей там, как я полагаю, нет, это как раз хорошие московские дети, которых возят по кружкам и секциям, и они кочуют по городу вместе с родителями, аки номады.

Как прошло первое занятие? Что делали? Насколько реальность разошлась с вашими ожиданиями?
Алексей Олейников: Хорошо прошло — как и ожидалось. Первое всегда сложное — с одной стороны, ты нащупываешь контакт с аудиторией, даешь понять, кто ты такой, и сам присматриваешься к детям, вы взаимно притираетесь краями (и будете это делать еще некоторое время). Растили зерно удивления — пользуясь старым добрым биномом фантазии, который описал Родари в своей «Грамматике фантазии».


Говорили о сдвиге восприятия, как том самом фантастическом элементе, который меняет все.


Искали основу истории, и, найдя ее, наблюдали, как она может прорасти — работали с веером возможностей развития событий. Сталкивали лбами понятия, наблюдая, как рождается новый мир, — и накладывали на него разные системы координат, задавая разные вопросы, смотрели, куда растет дерево повествования.

Ведущий курсов писательского мастерства для подростков при только что открывшемся центре творческого развития Гослитмузея "Арка Марка" Алексей Олейников делится опытом первого занятия

Например, смысловая пара «лис и туча» дали нам историю одинокого лисенка, настроение которого влияло на погоду и потому деревню рядом с его лесом звали деревней туманов. А потом одна девочка познакомилась с ним, и с тех пор над деревней сияло солнце. И еще мы придумали лис, живущих на облаках — огромных, в седой мягкой шерсти, спускающихся в низ во время дождей и снегов. И лиса по имени Туча, страдающего от ожирения.


А ответ на вопрос «что, если бы люди взрывались от сильных негативных эмоций?» всех так воспламенил, что мы выдали сразу штук шесть разных миров.


Мир, где разработали технологию превращения людей в живые бомбы, мир, где все от природы рождались такими, и поэтому культура сформировала идеалы самоконтроля и подавления гнева и ярости. И ритуальный уход из жизни через ярость, и доведение до бешенства как вид покушения на жизнь. Но однажды там родился ребенок, который не взрывался от злости. И все завертелось.

Мы придумали призрака, живущего в мусорном ведре, и призрак бетонной плиты, который преследовал строителей, медвежью жабу и шнурки, которые работали на принципе любви — чтобы завязаться, им надо было влюбиться друг в друга, а чтобы развязаться — поссориться, мы придумали облачные шнурки, которые поднимали над землей и слегка лишали веса, и шнурки, которые делали из стеблей цветков.

А одну идею я не скажу, потому что в ней вообще есть реальный потенциал для создания не сказки, а целого мира.

В вышеупомянутые школы слушатели приходят, как правило, с намерением стать писателями, а порою уже и с идеей или даже черновиком произведения; никто вам ни в чем подобном не признался?
Алексей Олейников: Даже удивительно, но нет. Если у кого-то и есть амбиции, мне не признались. Пришли с чистого листа заниматься фэнтези — потому что, как многие признались, любят этот жанр.

Ведущий курсов писательского мастерства для подростков при только что открывшемся центре творческого развития Гослитмузея "Арка Марка" Алексей Олейников делится опытом первого занятия

Фото с выставки «Сказочный бестиарий», проходящей в гослитмузее

Вы — опытный школьный учитель и писатель, но курсы творческого письма, объединяющие эти две ипостаси, это для вас первые, верно? Известно, что на такого рода семинарах учитель учится не меньше, чем ученики; а чему вы рассчитываете научиться? Языку? Тому, чтó беспокоит сегодняшних подростков?
Алексей Олейников: Мастерская по творческому письму — это новый опыт, да. Я вел и веду курсы по литературе, но они гораздо более «школьноориентированные». Учитель, в общем, постоянно учится всегда — если у него не отморожены уже все познавательные рецепторы, чему школьная суета массовых школ очень способствует.

Я ни на что не рассчитываю, а смиренно жду подарков и думаю, что скорее всего они будут. Подарки — это истории, которые вдруг вырываются из детей, когда они понимают, что их готовы слушать и слушать не равнодушно. Подарки — это мемчики, музыка, какие-то субкультурные штуки, которые составляют шум времени, которые ты со стороны и не увидишь, они мелькнули и пропали, а в следующем году уже другие кумиры и другие приколы. Ну, и конечно, язык, куда уж без него.


«Краткое руководство по построению миров и благоустройству разумной жизни на них к всеобщему счастью или несчастью в зависимости от ваших наклонностей и общего взгляда на устройство нашего бытия»

14.10.2019

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Литучеба›:

Подписка на новости в Все города Подписаться
Нонфикшен2019

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ