Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.

«Просто красивое и сильное завораживает»

Почему в списке для чтения на лето для шестого класса так много «взрослых» произведений и по какому принципу подбирается литература — в интервью с Сергеем Волковым

Текст: Ксения Колесникова и Наталья Соколова/РГ
Фото: Институт книги

Читатель «РГ» прислал в редакцию список книг, рекомендованных школой его ребенку-шестикласснику для чтения летом. Всего около ста (!) произведений. Народные баллады «Грозный и Домна» и «Крысолов из Гамельна», «Полтава» Пушкина и «Бленгеймский бой» Р. Саути, «Путешествие Гулливера» Дж. Свифта и «Дон Кихот» Сервантеса, «Дракон» Е. Шварца и «Роман о Тристане и Изольде» Ж. Бедье…

Мало того что сам список просто огромный. Почему в нем так много «взрослых» произведений? По какому принципу подбирается литература? Об этом «РГ» побеседовал с учителем русского языка и литературы московской школы № 57, главным редактором журнала «Литература» Сергеем Волковым.

Сергей Владимирович, как учителя литературы составляют списки для чтения на лето?

Сергей Волков: Есть несколько подходов. Некоторые учителя вносят в список то, что будут проходить на уроках: чтобы дети были готовы, чтобы заранее нашли книжки и могли принести их на урок. С другой стороны, понятно: если ребенок все основные произведения прочитает летом, то к середине учебного года они потеряют для него остроту «первого впечатления». А повторение уже может его не заинтересовать. Поэтому вторая стратегия — не раскрывать все карты, а дать что-то, что может быть просто интересно ребенку, что расширит его кругозор, книги «вокруг программы». Поэтому и появляются расширенные списки, из которых можно выбрать что-то на каникулах и почитать в удовольствие.

То есть все читать совсем не обязательно?

Сергей Волков: Нет. Логика списка, который вам прислали, мне понятна. Он построен на пересечении двух стратегий. Учитель поступил честно: вот литература основная, а вот дополнительная, вот что почитать летом, а вот что нужно к урокам. И обязательный «набор» здесь относительно небольшой.

Учтите, что учителя во многом несвободны, потому что должны проходить произведения, которые вписаны в стандарт и программы. На стандарт ориентированы все линейки учебников. И в них есть такие произведения, которые детям в 12 лет могут быть неинтересны, но которые учитель должен пройти.

Еще проблема: в том же 7 классе всего 2 урока литературы в неделю, в год 68 уроков. Много книг за это время не прочтешь и не обсудишь толком. А программы объемные. С другой стороны, учитель знает еще какие-то книги, которые могут «зацепить» ребенка, чтобы тот начал читать. И эти произведения он тоже хочет затронуть. Когда же? Иногда это бывает на внеклассном чтении, во время классных часов или даже в разговорах на переменках. Ну вот есть в присланном списке Юрий Коваль. Как без него? Он прекрасен. И даже если его нет в программе, подсунуть его детям надо. Так что учителю приходится выкручиваться.

Но вопросы к содержанию списка все равно есть?

Сергей Волков: Да. На мой взгляд, включать в этот список стихи, даже если это исторические баллады, значит «стрелять мимо». Все равно семиклассники не будут их читать самостоятельно. Летом это не нужно, достаточно будет прочесть к уроку литературы. И список бы сразу уменьшился — посмотрите, среди «ста произведений», которые привели в ужас родителя, много стихов.

Нужно еще понять, что представленный список ориентирован на программу Тамарченко и Стрельцовой, это программа для гуманитарно ориентированных классов, не для общеобразовательных. Такие классы есть в гимназиях и лицеях, и списки для чтения в них больше.

Поймите, учитель не враг, который нагрузил ребенка лишним чтением. Для него проблема списка очень сложная. С одной стороны, хочется дать много, чтобы ребенок видел это «море» и мог выбрать из него. С другой стороны, кто-то этими объемами может быть обескуражен. И если родители воспринимают список на лето как тяжелую могильную плиту, это, конечно, грустно. Если родители с чем-то несогласны, если у них есть вопросы, эти вопросы надо задавать. Прежде всего учителю. Школа сегодня открыта к диалогу. Многие педагоги присутствуют в соцсетях. У нас работают телефоны, электронная почта — спрашивайте.

lit1000

Некоторые произведения из школьного списка серьезно изучают студенты филфака: Шварц, Астафьев, Бедье, Сервантес… Скажем, осилят ли 12-летки такой серьезный роман как «Дон Кихот»?

Сергей Волков: Многие произведения в школе даются «на вырост». В средних классах дети развиваются очень по-разному. Одни уже читают серьезную литературу и переживают ее, других пока увлекают только комиксы или фантастика. И такой большой список дает шанс «зацепить» всех. Надо отдавать себе отчет в том, что значительная часть школьной программы вообще написана не для детей. «Дон Кихот», «Преступление и наказание», «Война и мир», «Мертвые души», «Евгений Онегин» написаны не для 9-классников, не для 10-классников. Они написаны для взрослого читателя. И когда учитель дает большой и сложный список литературы, он — есть такая надежда — понимает, что делает. Ориентируется в первую очередь на конкретный класс, на его возможности и интересы.

Сервантеса же в 7 классе изучают, конечно, не в полном объеме. Из романа дети читают только избранные, самые яркие главы, которые сделали образ главного героя вечным. «Дон Кихот» в переложении для детей существует давно. Познакомиться с ним дело полезное. Я много раз был свидетелем того, как в седьмом классе главы романа читались с интересом, как дети писали по ним яркие работы.

Вообще, если детям не говорить, что что-то сложно, то они как губка впитывают серьезные литературные произведения.

Включать в этот список стихи, даже если это исторические баллады, значит «стрелять мимо». Семиклассники не будут их читать самостоятельно.

У нас в 57 школе работала великая учительница Зоя Александровна Блюмина: она читала пятиклассникам «Вторую балладу» Пастернака — очень сложное стихотворение для взрослых. Читала вслух, на уроках. Раз, второй, третий. Дети всего не понимали, они просто повторяли за ней, чувствовали ритм, магию слов, эти стихи начинали в них жить — и они сами просили: «А давайте почитаем Пастернака».

Когда я был студентом и у меня только родился сын, преподаватель грузинской литературы поставила мне, молодому родителю, зачет автоматом. Но с условием, что я прочитаю сыну, когда он подрастет, поэму «Витязь в тигровой шкуре». Тогда я, конечно, это легко пообещал: лишь бы зачет поставили. А когда сын подрос, вспомнил данное слово. И стал еще совсем ребенку читать поэму в переводе Заболоцкого. Сложный синтаксис, причудливые слова, необычный ритм. Кажется, что ничего непонятно, но сын требовал еще и еще. И не потому, что он какой-то особенный — просто красивое и сильное завораживает. Потом такой же трюк повторился со вторым сыном…

Так что встреча со сложно организованным произведением может очень благотворно действовать на детей. Главное тут — не заставлять, не «впихивать» что-то насильно, а позволить ребенку в этом плыть, давать столько, сколько он может усвоить.

Как научить ребенка любить литературу?

Сергей Волков: А разве можно научить человека любить? Максимум, что можно, — самому интересоваться, читать, увлеченно об этом рассказывать, читать вслух… Когда ребенок наблюдает за живущим литературой взрослым, он задается вопросом: а что же он в этих книгах нашел? Так и зарождается интерес.

Однажды школьник понимает, что вдруг получает удовольствие от чтения, обсуждения интересной книжки. Это особенная магия, мы должны ею владеть хотя бы отчасти. Точных рецептов нет: тут нужно и обаяние, и харизма, и технологические ноу-хау.

МНЕНИЕ
Ефим Рачевский, народный учитель России, директор центра образования № 548 «Царицыно»:
— Список литературы на лето рекомендованный, а не обязательный. Учителя составляют его на основе принятой в школе образовательной программы. А та в свою очередь основана на рекомендованной Министерством образования и науки примерной программе. Ситуация, на мой взгляд, абсурдная. Все необходимые произведения по-хорошему можно прочитать и в течение учебного года. А списки на лето — дань традиции, которая идет еще со времен СССР. В Советском Союзе были самые длинные в мире каникулы. И, как говорится, «чем меньше заняты войска, тем быстрее они разлагаются». Поэтому учителя нагружали школьников литературой, чтобы дети «не расслаблялись».

Как действовать родителю, увидевшему этот список? В первую очередь, не паниковать. Выбрать вместе с ребенком самые интересные для них произведения и читать в свое удовольствие. Осваивать весь объем никто их не заставит. Большого секрета я не открою, если скажу, что мало кто из учителей 1 сентября спрашивает, прочитали ли школьники список литературы на лето. Того, что ребята осилят весь список, от них никто не ждет.

Елена Постнова, кандидат филологических наук, член Союза художников России, мама пятиклассника:
— Список литературы — это хорошая «шпаргалка» для родителя. Каждое лето мы с сыном садимся и вместе выбираем из него книги. Сейчас ребенок увлечен рассказами Джека Лондона, до этого читал Стивенсона «Остров сокровищ» и другие книги. Думаю предложить ему «Приключения Оливера Твиста» Диккенса. Все произведения из школьного списка — это лучшие образцы мировой литературы, самые достойные примеры, которые и взрослым бы не помешало перечитать. Но осилить весь список за лето — это утопия. Поэтому учителя дают большой выбор, и каждая семья может найти что-то для себя. А везде — очень разные традиции. Где-то ребята читают «Евгения Онегина» уже в 12 лет, а где-то даже и не садятся за книгу.

Ссылки по теме:
О бедном идальго замолвите слово — ГодЛитературы.РФ, 12.06.2015
Нужно ли читать «Дон Кихота» в шестом классе школы? — ГодЛитературы.РФ, 15.06.2015
Оригинал статьи на сайте «РГ»

22.06.2015

Просмотры: 0

Другие материалы проекта ‹Я читаю›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ