Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
тайны великих писателей

Тайны великих писателей

Пять писателей, в жизненном пути которых скрыта какая-то тайна

Текст: Михаил Визель/ГодЛитературы.РФ
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

Мы очень хорошо знаем пьесы Шекспира — и очень мало знаем о нем самом. Даже день его рождения отмечается в день его смерти, — эффектно, но маловероятно. Но автор «Гамлета» и «Короля Лира» (если это действительно Шекспир) — не единственный знаменитый писатель, в биографии которых есть белые (или черные) пятна. Или вся их жизнь — одно большое пятно.

1. Гай Валерий Катулл (ок. 87 до н. э. — ок. 54 до н. э.)

Гай Валерий Катулл Гай Валерий Катулл (ок. 87 до н. э. — ок. 54 до н. э.). Далеко не самый крупный, но без преувеличения — самый «раскрученный» поэт античности. Потому что самый близкий и понятный нам типаж: молодой бунтарь, сочиняющий дерзкие эпиграммы на всемогущего Цезаря и умирающий от чахотки и от любви к жестокосердной красавице-аристократке. Просто какой-то Артюр Рембо или Джим Моррисон в тоге и сандалиях. Но штука в том, что всё это — и дерзость, и чахотку, и жестокосердие красавицы, мы домысливаем исключительно по стихам самого Катулла. Точнее, по единственной рукописи его Carmina (книга песен), найденной в средневековом монастыре.


Даже даты его жизни условны. В 54-м году до нашей эры он перестал писать стихи


— но оттого ли, что действительно умер от туберкулеза (как предположили романтические филологи XIX века) или просто получил наконец хлебную должность в родной Вероне, исчез из тусовки золотой римской молодежи и бросил глупости — мы никогда не узнаем.

2. Автор «Слова о полку Игореве»

князь игорьАвтор «Слова о полку Игореве». Судьба этого памятника древнерусской литературы в чем-то сходна с судьбою «Книги песен» Катулла:


единственный поздний список этого произведения почти случайно нашли в монастыре, объявили шедевром… после чего начались жаркие споры о личности автора.


Самая сдержанная версия — «книжник конца XIII века из скриптория Софии Киевской». Самая романтическая — «сам князь Игорь». (Есть, впрочем, и «ультраромантическая»: «сама Ярославна»). Самая критическая — «фальсификатор XVIII века из круга историка Татищева». Но и здесь до сих пор сплошное белое пятно. Если, конечно, в каком-нибудь путивльском раскопе или среди слипшихся пергаментов случайно не будет обнаружен еще один список «Слова…».

3. Льюис Кэрролл (Чарльз Доджсон, 1832–1898)

льюис кэролл Жизнь оксфордского профессора математики, участника церемонных заседаний кафедры и чопорных чаепитий, кажется, вся на виду.


Но в ней есть два пятна — как раз белое и темное.


Белое — это внезапная (организованная всего за неделю) поездка в Россию летом 1867 года.

Это была единственная заграничная поездка Доджсона. Причем формальным ее поводом стала передача приветственного адреса от епископа Оксфордского митрополиту Филарету по случаю 50-летия его пастырского служения. А истинным мотивом — попытка прощупать почву для сближения, а в идеале и объединения русской православной и англиканской церквей. Звучит фантастически, но 35-летний Доджсон как раз находился тогда «на грани фантастики». Только что вышла и получила известность сказка про «Алису». Доджсон на пороге славы — и, похоже, колеблется, не изменить ли ему круто свою жизнь. Из попытки сближения церквей ничего не вышло — и экзотический вояж так и остался отдельным эпизодом: Доджсон не тот человек, чтобы вести тайные переговоры и «решать вопросы».

А это, возможно, как раз и связано с «темным пятном» в его биографии. Известно, что он заикался. Менее известно, что тем же дефектом речи отличались еще пятеро из 11 его сестер и братьев. Но заикание — не рыжина и даже не леворукость, оно не передается по наследству.


Одному Богу известно, какие особенности скрывала privacy уютного дома сельского священника Доджсона!


4. Агата Кристи (1890–1976)

агата кристиКак и в случае с Кэрроллом, внешняя жизнь «бабушки детектива» — это размеренная и упорядоченная жизнь английской дамы со средствами. И при этом в ней присутствует клацающий костями скелет, который она сама предпочла поглубже упрятать в шкаф. Речь идет об 11-дневном исчезновении Агаты в декабре 1926 года, вскоре после того, как ее первый муж, полковник Кристи, объявил о том, что он любит другую женщину и просит развода.

Агата отреагировала своеобразно: она просто исчезла.


Ее автомобиль с вещами был найден на дороге, а сама она — нет.


Поскольку к этому времени миссис Кристи уж была известной писательницей, к поискам подключился министр внутренних дел, газеты объявили о вознаграждении — и пропавшая писательница нашлась в небольшом спа-отеле, где она спокойно проживала, зарегистрировавшись под фамилией той женщины, к которой собрался уйти ее муж.

Что это было — так и остается непонятным. По одной версии, с Агатой, и без того подавленной недавней смертью матери, случился припадок психического расстройства, известного как диссоциативная фуга, и она действительно забыла, кто она на самом деле. По другой — она вполне рационально (хоть и наивно) хотела «подставить», в духе своих романов, мужа с любовницей, чтобы их обвинили в ее убийстве. Как бы там ни было, дело закончилось ничем: Кристи развелись в 1928 году, а через два года Агата снова вышла замуж и больше никогда не вспоминала об этом странном эпизоде своей молодости.

5. Леонид Добычин (1894–1936?)

Леонид ДобычинК великому сожалению, биографии многих советских писателей 30-х полны белых и черных пятен. Мы не знаем подробностей участия в гражданской войне Булгакова и Вагинова — вероятно, они воевали в основном не на победившей стороне, и тщательно это скрывали. Обстоятельств смерти и точное место захоронения Мандельштама. Судьбу поздних рукописей Введенского и Бабеля (не исключено, что они когда-нибудь всплывут на Лубянке). Судьба Добычина сложилась несколько иначе. После состоявшейся в марте 1936 года в ленинградском Союзе писателей «дискуссии» на тему «О борьбе с формализмом и натурализмом», в котором основным объектом «проработки» стал только что вышедший роман Добычина «Город Эн» (надо признать, что к этой авангардистской прозе действительно можно при желании припаять клеймо «формализма»), его автор исчез.


Автор исчез. Как Агата Кристи. Но так и не нашелся. Вероятно, это было самоубийство.


Но никаких доказательств нет. Что дало повод современному писателю Олегу Юрьеву в книге «Неизвестные письма» домыслить тайную жизнь Добычина под чужим именем аж до Перестройки.

Во второй половине XX века, в эпоху тотального контроля и полной прозрачности, казалось, какие-либо белые пятна перестали быть возможны. Писатели мифологизировали свои биографии, как Хемингуэй и Лимонов, — но не пытались что-то в них скрыть.


В XXI веке, с приходом «литературы подлинных историй», тенденция возобновилась.


Мы мало что знаем об авторе «Шантарама». Не говоря уж о художнике Бэнкси, которого удалось идентифицировать лишь совсем недавно… по геотегам.

Творчество, будучи тайной, без тайны невозможно. И читатели не устают повторять вслед за Пушкиным: «Ах, обмануть меня не трудно, я сам обманываться рад!»

Просмотры: 200
26.04.2016

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ