Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Лиз Пейдж

Взрослые проблемы детских книг

Исполнительный директор IBBY Лиз Пейдж: «Мне бы хотелось видеть больше переводов русских книг на другие языки»

Интервью: Татьяна Луконина
Фото: РГДБ

В Российской государственной детской библиотеке прошло ежегодное совещание директоров детских библиотек России. Специальными гостями совещания в этот раз стало руководство  Международного совета по детской и юношеской книге (IBBY) — президент, детский писатель Уолли Де Донкер, и исполнительный директор Лиз Пейдж. В Москве они поделились практическим опытом работы по поддержке и продвижению чтения в мире и обсудили ключевые вопросы подготовки к проведению 37-го Конгресса Международного совета по детской книге, который в сентябре 2020 года впервые пройдет в Москве. 

Международный совет по детской и юношеской книге (IBBY, International Board on Books for Young People) — сообщество людей из 76 стран, которые связали свою жизнь с детской книгой и чтением. Одна из задач Совета на протяжении уже более чем 60 лет его существования — продвижение хороших детских книг как одного из средств, способствующих международному взаимопониманию.

Об общих и частных проблемах детской литературы и чтения в разных странах с Лиз Пейдж побеседовала сотрудница РГДБ Татьяна Луконина.

Лиз ПейджСекции IBBY есть по всему миру. Вы имеете возможность наблюдать, какие процессы происходят в детской литературе в разных странах. Какие, на ваш взгляд, можно выделить тенденции в современном детском книгоиздании?
Лиз Пейдж: Очень сложно выделить, когда видишь такую пеструю картину мировой детской литературы. Мы же имеем дело с 75 абсолютно разными странами. И во всех них литературная жизнь и издательская деятельность на разных стадиях. Я недавно была в Уганде, посещала издательство, очень-очень бедное. Пиратство — их огромная проблема. Люди воруют у них книги, ксерокопируют и продают. В Камбодже какое-то время было совсем плохо с книгоизданием. В 70-е годы интеллектуалов убивали, случился серьезный культурный кризис, книгоиздание прекратилось и начало возрождаться там совсем недавно. Сейчас они хорошо справляются, им очень помогают. Так что насчет общих тенденций… Везде по-разному, многие местные особенности на это влияют. Не думаю, что сейчас существуют какие-то глобальные тренды. Конечно, когда вышел «Гарри Поттер», все хотели писать и издавать книги про волшебство. Пожалуй, до сих пор есть определенный уклон в сторону волшебства и сказок. По-прежнему есть интерес к переводу старых книг. И, боюсь, все еще очень многое производит англоязычный мир.

А это плохо?
Лиз Пейдж: Хочется видеть «собственное производство». Например, мне бы хотелось видеть больше переводов русских книг на другие языки. Когда я была в Бангкоке, я заходила в большой местный книжный. И очень трудно было найти там тайские книги. Один импорт. Все либо англоязычное, либо переводы. Раздел детской литературы там огромный, и лишь одна маленькая полка — тайские книги. И это глобальная проблема.


Большие издательства очень агрессивны. Они все контролируют, подавляют маленькие издательства и ничем им не помогают. Все замешено на деньгах.


Если появляются какие-то тенденции, кем они формируются? Премиями в области детской литературы? Болонской ярмаркой? Топ-10 «Амазона»?
Лиз Пейдж: Трудно сказать. В прошлом году Премию Андерсена получил китайский писатель Цао Вэньсюань. Думаю, это уже как-то изменило общую картину. Хотя только две его книги опубликованы на английском. Кажется, еще на немецком. Но на него обратило внимание жюри премии, а на победителей Премии Андерсена, в свою очередь, действительно обращает внимание широкая публика. Книжные ярмарки также играют роль, но по сути это уже верхний сегмент рынка. Думаю, что очень влияет, чтò выбирают библиотекари. Их мнение авторитетно. В Америке, например, важен выбор Американской библиотечной ассоциации, и она очень активна. Издательствам нужно делать и продавать книги, которые будут покупать. Они проводят исследования, и если они скажут «мы хотим опубликовать вот эту книгу», библиотеки могут подсказать, будут ли ее брать. Библиотеки — серьезные закупщики книг. Особенно в странах, где не так много книжных магазинов. В Мексике, например.

Лиз ПейджКак изменилось книгоиздание в «постгутенбергову эпоху»? Можно ли сказать, что бумажная книга сейчас борется за свое существование?
Лиз Пейдж: Я так не думаю. Она всегда будет существовать. Для них всегда будет место, несмотря ни на что. Их ведь можно брать куда-то с собой, читать где угодно, в любых условиях.

Но электронные книги ведь удобнее?
Лиз Пейдж: Многие книги выходят в мягких обложках в небольшом формате, их удобно носить в сумке. Ну и если говорить о детских книгах — едва ли электронная книга может быть заменой для книжек с картинками. Если ребенок сидит у вас на коленях и вы с ним листаете страницы электронной книги — это совсем не то. Маленькие дети ведь очень любят возвращаться на несколько страниц назад, листать вперед, вертеть книжки в руках. Так что они никуда не денутся. А вот где ситуация может измениться, так это в сфере нон-фикшна, потому что сейчас узнавать факты можно другими способами. Информация стала доступнее в интернете. Есть много интерактива, образовательных и познавательных приложений и прочего. И в интернете это не только Википедия, к счастью, так как она далеко не идеальный источник информации. Есть много другого. Многие секции IBBY, да и не только, создают базы, гиды, помогающие ориентироваться в надежных и качественных источниках.


Если говорить об электронных книгах как о тренде — их популярность упала, особенно среди молодежи, как выяснилось.


В Канаде проводили исследование, и выяснилось, что их покупка и доставка по всему миру снизилась. И выдача в библиотеках уменьшилась. Ну а где-то, например в Африке, — им проще иметь книги в электронном виде, на мобильных телефонах, чем на бумаге. Там они популярнее, электронные книги можно заряжать солнечной энергией. Так что все очень разнится.

Сейчас все еще у многих стран не хватает ресурсов для книгоиздания. И в этом мы помогаем. В странах, где произошло какое-то бедствие, мы стараемся восполнить нехватку книг. Когда на Гаити было ужасное землетрясение, в 2011-м, кажется, году, все было разрушено. И местная секция IBBY нашла уцелевшую печатную машину и стала снова печатать книги. Их печатали и отвозили в поселения, где были дети. Там любые гаджеты и электронные устройства были бесполезны, а книги от электричества не зависят. Одна из лауреатов премии IBBY Asahi (2002) на вручении произнесла прекрасную речь, в которой говорила о том, что детям нужны не только еда и вода, но еще и пища для ума. Получать еду и одежду необходимо, чтобы выжить, но им нужны и книги тоже. Для этого мы запустили программу Children in crisis. 

Расскажите о ней подробнее?
Лиз Пейдж: Children in crisis — программа, основанная на идее библиотерапии. У детей должна быть возможность хоть на 5 минут в день убегать от ужаса, разрухи, которые их окружают. Когда дети читают, они полностью погружаются в книгу. И сначала с ними читают 5 минут в день, потом 10, и так они проводят с книгой все больше, находя в этих историях спасение от ужасов жизни. Когда в Венесуэле были чудовищные оползни, там в рамках проекта с детьми 10—13 лет читали «Мост в Терабитию». Героиню ближе к концу книги уносит разлившаяся река, и она тонет. Этот эпизод помог им разговориться на эту насущную для них тему, о том, что происходит и в их жизни, пережить потери. Это и есть терапия.


Книги могут рассказать обо всем на свете, о разном опыте. Они помогают лучше понять свои чувства, объясняют: то, что ты сейчас чувствуешь, — это нормально, говори об этом, плачь, если хочешь, переживай.


Лиз ПейджВ России существует проблема большого разрыва между продвинутым и массовым потребителем детской литературы. Насколько типична эта проблема?
Лиз Пейдж: Я бы сказала, что это происходит повсеместно. Но я не вижу в этом такую уж серьезную проблему. Как по мне, уже сам факт, что ребенок хочет читать, — это уже прекрасно, будь то купленный в супермаркете «Микки-Маус» или что-то редкое и неразрекламированное. Пусть дети читают то, что нравится, ну а учителя и родители могут их направлять, советовать что-то, постепенно знакомя их с другой литературой. И потом, сейчас можно найти множество списков рекомендуемой литературы для всех возрастов, что помогает тем родителям, которые сами в литературе не очень хорошо ориентируются.


Но если ребенку очень нравится читать какие-то определенные книги, пусть даже родителям они не по вкусу, не вижу причин запрещать их читать.


Если ребенок растет, читая в том числе и не самую качественную литературу, но главное — читает, пробует разное, то однажды ему в руки попадут и хорошие книги. Не стоит отнимать у детей книги только потому, что вам они не нравятся. Конечно, речь не идет о совсем исключительных случаях, когда читают все подряд, любые тексты. Никому же не надо, чтобы его ребенок в семь лет читал «Любовника Леди Чаттерлей». Ведь есть и такие, кто берется за все, что только можно прочитать. Ну а в остальных случаях — вопрос вкуса. Не нужно ничего навязывать и запрещать, иначе книги вообще могут не стать частью жизни ребенка. А сделать так, чтобы детям и их родителям было из чего выбирать, — это как раз наша задача, задача организаций, которые занимаются продвижением чтения. Мы стараемся сделать так, чтобы мир узнавал новых замечательных иллюстраторов и авторов, чтобы издатели больше внимания уделяли качеству своей продукции.

Каким проблемам, связанным с миром детской литературы или детским чтением, на ваш взгляд, сейчас не уделяется достаточно внимания?
Лиз Пейдж: Я бы сказала, что нужно делать больший акцент на чтение ради удовольствия. Например, в Японии, восточном Китае и Корее главная задача — научить детей читать и использовать навык чтения как средство обучения. И так во многих других странах. У детей все время занято сплошными тестами, учебой, и нет места чтению для себя, для своего удовольствия. И другая проблема — переводы. Доля переводов с других языков в мире литературы на английский сейчас очень мала, это большое упущение.


Англоязычный мир, к сожалению, очень надменен: у нас все есть, наше — самое лучшее, и больше ничего нас не интересует.


И поэтому замечательно, что существуют книжные ярмарки и премии, такие, как Почётный список IBBY (IBBY Honour List), на который от каждой страны, где есть секция IBBY, раз в два года выдвигаются авторы, иллюстраторы, переводчики. Так мы открываем всему миру имена уже известных и любимых у себя на родине литераторов.  

В каких странах секции IBBY самые активные?
Лиз Пейдж: Очень хороший вопрос. Пожалуй, иранская секция. У них очень много проектов и постоянно появляются новые, в основном социальные. Они работают с детьми, оказавшимися на улице, с детьми-беженцами, освещают проблему детского труда. Получается, что активнее всего те страны, где много проблем, там есть над чем работать. Радует, что эта работа успешно проводится. А в Америке, например, секция IBBY небольшая, там много других крупных организаций, занимающихся чтением, — IFLA, ILA и так далее. Поэтому USBBY не может найти свое место в этой сфере, не может выделить какую-то проблему, которой бы уже не занимались другие организации. С британской секцией было то же самое, но, к счастью, после Конгресса IBBY в Лондоне их дела пошли в гору.

Мой последний вопрос как раз будет о Конгрессе 2020 года, который впервые пройдет в России, в Москве. Что вы ожидаете от грядущего Конгресса и на что, по-вашему, организаторам стоит обратить особое внимание при подготовке?
Лиз Пейдж: Я считаю, что самое главное — интересные спикеры. Конечно, организация очень важна: впечатляющий размах церемоний, необычные специальные мероприятия — все это всегда запоминается. Но все-таки важнее всего, на мой взгляд, качественные выступления докладчиков.


Хотелось бы увидеть людей, имеющих отношение к детской книге, со всей России, потому что мы пока ничего не знаем о литературной жизни каких-то других российских городов, кроме Москвы и Санкт-Петербурга.


Так что очень хочется увидеть, например, выставки иллюстраторов из разных регионов. Хорошо, если будут представители бывших республик СССР. Раньше в Казахстане, к примеру, была секция IBBY, но сейчас ее нет, и нам ничего не известно о том, что происходит там в настоящее время. Я думаю, что это будет важнейшее и масштабное событие, соединяющее Восточную и Западную части Европы. Кроме того, что это будет важным культурным событием для страны, это еще и большой шаг для отношений Востока и Запада.

Ссылки по теме: 
Фестиваль детской книги: книги о животных и мультфильмы — 25.09.2017
В РГДБ съехались директора детских библиотек — 19.09.2017
Шагал, летающий пылесос и секреты детского чтения — 01.09.2017
Болонская книжная ярмарка: все двери открыты — 07.04.2017

Просмотры: 627
01.11.2017

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ