САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

«Название «Центрифуга» намекает на центробежность…»

Кураторы поэтической серии Центра Вознесенского объясняют на примерах принципы свой работы

Поэтическая издательская программа Центра Вознесенского. На фото сверху вниз: Лев Оборин, Мария Степанова, Илья Данишевский / godliteratury.ru
Поэтическая издательская программа Центра Вознесенского. На фото сверху вниз: Лев Оборин, Мария Степанова, Илья Данишевский / godliteratury.ru

Интервью: Михаил Визель

Открывшийся в 2017 году Центр Вознесенского на Ордынке – отрадный пример частной культурной институции, в которой всё правильно сошлось. Вдова Андрея Вознесенского Зоя Богуславская тщательно сохранила архив поэта, а его пасынок Леонид Богуславский случайно оказался успешным венчурным инвестором, вовремя и успешно вложившимся в крупнейшие айти-стартапы (сам Андрей Андреевич, наверно, оценил бы такое сгущение новых слов и смыслов). Так что уютный особнячок на Ордынке оказался не стеснен в средствах и наполнен смыслами. Одним из этих смыслов стала поэтическая издательская программа Центра Вознесенского, получившая отдельное название «Центрифуга». Она составляется тремя яркими и деятельными àкторами современной русской литературы: Ильей Данишевским, Львом Обориным и Марией Степановой. Каждый из которых выступает попеременно в ипостасях поэта, редактора, писателя.

Первыми в новой серии в едином оформлении вышли книги четырёх очень разных поэтов – Галины Рымбу, Ростислава Амелина (кстати, оба – авторы «Года Литературы»), Анны Глазовой и Василия Бородина. А три соредактора серии согласились сообща ответить на наши вопросы.

Серия бумажных книг была сразу заложена в концепцию при создании Центра? Или после удачного открытия подумали: «А давайте еще и книги»?

Да, сразу, но надо было понять, как, когда, с чего начинать. Так же, как поддержка премии Аркадия Драгомощенко, издательская инициатива — органичное продолжение разговора о литературе, вокруг литературы, на которых был сконцентрирован Центр с самого начала.

Почему вообще серия открывается именно этими книгами и этими авторами? Можно ли сказать, что они каждый на свой лад развивают «линию Вознесенского» в русской литературе – или такой задачи вообще не стояло?

Нет, такой задачи не стояло. Имя Вознесенского сообщает координаты институции, определяет литературоцентричные интересы, и мы искренне благодарны Центру Вознесенского за возможность заниматься нашей серией. У нас нет задачи рассказывать о Вознесенском, искусственно помещать кого-либо в его контекст — и вообще в чей-либо контекст. Мы занимаемся изданием поэзии, пытаясь расширить литературное пространство, а не подписав его под какую-то идею.

Первые четыре книги поэтической серии Центра Вознесенского представляют поэтов разных – по возрасту, от «нет тридцати» до «за сорок», по стилистике и поэтике, от своего рода эпической поэмы до открытых социальных манифестов; пожалуй, единственный объединяющий фактор, который сразу бросается в глаза – это решительное предпочтение свободного стиха. Есть ли другие, не столь очевидные объединяющие черты?

Ни Амелин, ни Бородин не предпочитают свободный стих. Они работают с метром и рифмой. Так что этот объединяющий фактор — надуманный. Само название «Центрифуга» намекает на центробежность издательской стратегии: нам интересно охватить разные области, увидеть и показать разные возможности современного поэтического письма на русском языке. Эту стратегию нам хотелось бы сохранить и в дальнейшем. Объединяет эти книги то, что они показались нам насущно необходимыми среди других выходящих книг стихов.

Как вы принимаете решения о выборе очередного автора и состава книги? Консенсусно, или «распределяете обязанности»?

Мы, разумеется, обсуждаем кандидатуры авторов, и решение в итоге должно быть единодушным. О составе книги мы уже разговариваем с авторами, которых решили издавать, и стараемся не навязывать своих идей, а ограничиваться советами. Так или иначе получается, что каждый из нас сопровождает ту или иную книгу – набор текстов, файл – до ухода в типографию.

Естественный вопрос – кто дальше?

Только что закончена печать новой книги короткой прозы Линор Горалик — а значит, мы и впредь сможем обращать внимание на прозу. Но сейчас у нас в работе несколько поэтических книг: в ближайших планах — Лида Юсупова, Сергей Уханов, Полина Барскова, Инна Краснопер и кое-кто ещё.

Вы сами действующие поэты; планируете ли выпуск в «Центрифуге» собственных книг?

Нет, это кажется нам неправильным.