Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
учебник литературы от Александра Архангельского

Война и мир на уроке

Надо ли преподавать в школе Толстого и Солженицына вместе с Прилепиным и Водолазкиным?

Текст: Наталья Лебедева/РГ
Коллаж: ГодЛитературы.РФ

1376 наименований входит сегодня в федеральный список школьных учебников. Министр образования и науки Ольга Васильева уверена, что это слишком много. Как альтернатива уже в этом году в школах появится единый учебник по истории. Возможно ли появление такого единого учебника по литературе? Спасет ли школу предложенный патриархом как главой Общества русской словесности «золотой канон» русской и зарубежной классики? Стоит или не стоит резко отменять ЕГЭ? Об этом наш разговор с писателем и телеведущим, профессором Высшей школы экономики Александром Архангельским, который вместе с директором подмосковной гимназии Татьяной Смирновой подготовил линейку учебников по литературе для 5—9 классов.

Как вы выбирали произведения для своих учебников? Не каждый решится предложить семиклассникам почитать отрывки из произведений Ивана Шмелева, Татьяны Толстой, Захара Прилепина… Не каждый на это решится.
Александр Архангельский: За классику обидно? Но классика не спускается с неба. Это общество договорилось, что есть определенный набор имен и произведений, которые особенно важны. Мы готовы обойтись без «Евгения Онегина»? Не готовы. А без «Капитанской дочки», без «Горя от ума», «Героя нашего времени»? Любой автор учебника, будь он авангардным или консервативным, мимо этого ядра произведений не пройдет. Другой вопрос, что еще включить в программу? Здесь уже согласия нет, и каждый выбирает то, что соответствует его вкусам и задачам.

Мы выбирали те произведения, по которым здесь и сейчас есть сложившийся консенсус у большинства педагогов, библиотекарей, литературных критиков. Взяли, например, отрывки из «Класса коррекции» Екатерины Мурашовой и «Сахарного ребенка» Ольги Громовой, потому что уверены, эти книги очень важны для современного подростка.

Изучать Татьяну Толстую в 7 классе, конечно, рано. Но когда семиклассники традиционно читают «Детство» Льва Николаевича Толстого, почему бы не предложить им рифму из современной литературы. «Легкие миры» Татьяны Толстой, они очень рифмуются с Толстым. То же и с Евгением Водолазкиным — отрывок из «Лавра» сам просится в сравнительный подверст к «Тристану и Изольде» и «Петру и Февронии».


Не знаю, будут ли читать Толстую и Водолазкина через 50 лет, проверка временем проходит по своим законам. Но очевидно, что ребенку проще понимать классические произведения через современную литературу.


То же «Слово о полку Игореве» современному школьнику сложно прочитать, тем более понять. Но есть рассказ Шукшина «Экзамен», в котором старый профессор принимает экзамен у молодого фронтовика как раз по «Слову о полку Игореве». Молодой человек плохо знает текст, но лучше профессора понимает, в чем смысл этого произведения, потому что сам был в плену.

«Война и мир» — стопроцентная классика, но периодически его предлагают убрать из школьной программы — слишком длинный роман, не прочтут.
Александр Архангельский: Я бы больше доверял учителю, предоставив ему право выбора. Представить школу, в которой прошли бы мимо «Войны и мира», я не могу, но в одной школе его прочитают целиком, а в другой — отрывками. Лучше так, чем никак. А разве легче школьнику прочитать и понять маленький текст «Капитанской дочки»? Язык меняется. И каждому следующему поколению все чаще приходится залезать в примечания. Мы сейчас в ВШЭ пытаемся сделать интерактивное издание «Капитанской дочки». Встречаешь непонятное слово, наводишь мышку, и тут же возникает объяснение, картинка или даже анимация. Это облегчает чтение.

А как быть с «Преступлением и наказанием», Достоевского же тоже предлагали исключить? Но это же одно из любимых произведений школьников. Написано, может, сложновато. Но они и не читают все слова подряд, а вихрем проносятся по тексту. И увлеченно спорят о прочитанном, потому что то, о чем писал Достоевский, созвучно их собственным мыслям и переживаниям.

Учитель литературы одной из столичных гимназий рассказывал, что дети с удовольствием писали итоговое сочинение по «Гарри Поттеру» и «Властелину колец»…
Александр Архангельский: «Властелин колец», на мой взгляд, — большая литература. На счет «Гарри Поттера» не уверен. Но «Гарри Поттер» — для целого поколения очень важная книжка. Мы можем относиться к ней как угодно, но игнорировать ее мы не можем. Предложите, например, детям написать пародию на эту книгу. Живое, интересное задание, и нет претензий на то, что «Гарри Поттер» равен Пушкину или Вальтеру Скотту. Легкая ирония никогда не помешает, особенно в школе.

В предисловии к учебнику для 5 класса вы говорите, что преподавание литературы — это часть эстетического воспитания. Всего лишь? 
Александр Архангельский: Есть большой соблазн использовать литературу в школе как набор иллюстраций к таким вещам, как идеология, патриотизм, этика… Это все бесспорно важно, но это не литература. Опасно впадать и в другую, эстетическую крайность.


Если мы начнем выковыривать метафоры, сравнения и образы, как изюм из булки, от литературы ничего не остается.


Литература как воронка всасывает в себя идеи, идеалы, картину жизни, историческую эпоху, патриотические представления людей, а иногда и спор с любимым Отечеством, как у Лермонтова: «Люблю я Родину, но странною любовью». Поэтому это именно эстетическое воспитание.

Современные школьники другие, они мобильные, активные, интерактивные… Как вы искали язык, понятный и доступный современному поколению?
Александр Архангельский: Свою задачу мы видели в том, чтобы научить детей читать сложные тексты, ассоциировать себя с кем-то из героев, занимать свою позицию и отделять ее позиции автора. Нужно ли при этом помнить имена всех героев, названия глав и даты создания произведений? Желательно. Но я вот не всегда помню детали.


И литература — это все-таки не просто предмет слова, не выучи и запомни, а часть личностного развития человека.


А для того годятся любые средства. В нашем учебнике очень много творческих заданий. Например, объясняем, что такое буктрейлер, и предлагаем ученику сделать свой. Пока он будет его делать, не сомневайтесь, книгу он прочитает очень внимательно. Старшеклассников учим делать лонгриды. Учителю еще сложно работать с такими форматами, а ученикам все понятно. Они увлекаются процессом, и не замечают, как вникают в содержание книги. А можно предложить написать сценарную разработку одной из глав «Евгения Онегина». Приступая к этому заданию, подростки вдруг поймут, что это молодежный роман, героям не намного больше лет, чем им: Ольге 16 лет, Татьяне — 17, Ленскому — 18, «старику» Онегину — 23.

Творческие задания — это хорошо. Но хватит ли учителю времени, ведь у него есть образовательный стандарт и всего 45 минут урока?
Александр Архангельский: Именно поэтому список обязательной литературы должен быть не слишком большим. Хотя вопрос должен звучать иначе: как вообще учиться в современной школе? Поурочная система была придумана для того, чтобы научить людей читать и писать. Сегодня эта задача в целом решена, а система осталась. Вот мы и мечемся. Знаю школы, где практикуют методику перевернутого урока. Когда ученик сам изучает дома новый материал, а в классе задает вопросы, закрепляет пройденное. Придумать можно что угодно, но одновременно нужно готовить качественное методическое сопровождение для учителей. Хотите, чтобы учитель включился в процесс, расскажите и научите, как. Учителя, уверяю вас, быстро и охотно учатся.

«Интернет-урок» — замечательный проект, но это бизнес. А государство готово вкладывать деньги в современные образовательные проекты?
Александр Архангельский: Государство сегодня, мне кажется, повернулось в сторону учителя. Министерство образования и науки и государственный институт «Информика» сейчас как раз работают над созданием Российской электронной школы. На этом ресурсе будут собраны видеоуроки по всей школьной программе с 5 по 9 класс. Но не просто видеоуроки, а конспекты, задания. Очень надеюсь, что к концу года проект будет запущен.

ЕГЭ по литературе готовится к очередным переменам. Но станет ли от этого лучше ученикам и учителям?
Александр Архангельский: Я был против ЕГЭ в его современном виде, но если экзамен отменить, станет еще хуже. Сейчас говорят о том, чтобы вернуть в экзамен устную часть. Я за. Но кто и как будет оценивать устные размышления ученика о прочитанном? Ответа у меня нет. Но могу сразу сказать, идеального решения не будет. Поставите ли вы задачу писать сочинение о жизненной ситуации с привлечением литературного материала или же анализировать литературное произведение с привлечением жизненного материала, все равно упретесь в барьеры. Вся русская литература основана на сложности и неразрешимости жизненных проблем. Поэтому, дорогой ученик, ты никогда не получишь правильного ответа в конце учебника по литературе. Как не получишь его и в учебнике жизни. И запихнуть литературу в систему правильных-неправильных ответов тоже не получится. Все остальное обсуждаемо.

Много говорят о том, что нужно поменять в школе, но не кажется ли вам, что не менее важно поменять что-то и в головах у родителей?
Александр Архангельский: Родителей надо обязательно готовить. И к инклюзивному образованию, и к правильному отношению к чтению. Я очень люблю читать, но (говорю боязливо и шепотом) есть вещи поважнее. Например, связь между людьми. Чаще разговаривайте с детьми. Читайте вместе с ними. И не только в начальной школе. Станьте альтернативой школе. Давай договоримся, ты выучишь это обязательное стихотворение, а потом мы почитаем с тобой то, что ты выберешь.


Не бойтесь, если дети читают плохие книги.


В читательской жизни моих детей сыграла роль серия романов про котов-воителей. А на меня в детстве оказала необъяснимое влияние трилогия «Васек Трубачев и товарищи» Валентины Осеевой. Большой литературой это вряд ли назовешь.

Совет родителям от Александра Архангельского

Опросы показывают, что в России дети до 10 лет читают больше и лучше, чем их западные сверстники. А после 10 и лет до 14—15 провал. Подъем начинается только в 18—19 лет и так лет до 27, когда уже появляются свои семьи и становится не до чтения. Дело в том, что родители дают детям читать те книги, которые сами читали в детстве. Лет до 10 ребенок покорно это читает. А потом у него проявляется собственное я. И он хочет читать про таких же мальчиков и девочек, как он сам, на понятном современном языке. А родители настойчиво предлагают ему «классику». Не знаете хороших современных писателей, зайдите на сайт Библиогид, который открыла Российская государственная детская библиотека. Там оцифровано более 500 детских и подростковых книг, которые можно читать абсолютно бесплатно. А еще здесь собраны списки и рекомендации.

Ссылки по теме:
«Нынешние учебники по сравнению с советскими — небо и земля» — 30.06.2016
«Золотой список» и «литературные пилюли» — 20.06.2016
7 принципов Ольги Васильевой — 11.10.2016
Хватит ли школе шестерых классиков? — 05.12.2016

Просмотры: 20
01.03.2017

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ