Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
Франкфуртская ярмарка

Франкфуртская ярмарка. Российский стенд

Интервью с программным директором Института перевода Ниной Литвинец перед открытием крупнейшей книжной ярмарки

Интервью и фото: Михаил Визель
Фото: www.farecompare.com

С 11 по 15 октября в немецком Франкфурте пройдет очередная ежегодная книжная ярмарка, вот уже добрые пятьсот лет остающаяся неизменной точкой встречи книжных профессионалов со всей Европы. О том, зачем на крупнейшей книжной ярмарке нужен национальный российский стенд и кто входит в российскую делегацию, «Году Литературы» рассказал один из ее руководителей.

Кто входит в состав официальной российской делегации на Франкфуртской ярмарке?
Нина Литвинец: Во-первых, я не делила бы участников на «официальный» и «неофициальный» состав. Конечно,


есть официальные организаторы, есть писатели, которых мы привозим на ярмарку. Эти люди, естественно, едут за бюджетный счет. Но есть целый ряд издателей, которые едут самостоятельно


и тоже участвуют в работе российского стенда на Франкфуртской ярмарке. Они нередко привозят и авторов своих, а некоторые авторы и сами за свой счет приезжают… Так что я бы скорее сказала, что есть большая делегация, большая издательско-писательская тусовка на российском стенде. А вот кто в нее входит — об этом давайте поговорим.

Давайте!
Нина Литвинец: Если говорить об авторах, то у нас в этом году впечатляющая авторская Франкфуртская ярмарка Нина Литвинецпрограмма. Вдова первого президента России Б. Н. Ельцина Наина Ельцина представит свою книгу воспоминаний «Личная жизнь», вызвавшую огромный интерес и уже переводящуюся на ряд иностранных языков. Ольга Славникова расскажет о своем новом романе «Прыжок в длину» и представит только что вышедший на немецком языке при поддержке Института перевода роман «2017». На российском стенде выступят также Гузель Яхина, Михаил Гиголашвили, Павел Нерлер, Александр Гадоль, Татьяна Сотникова (Анна Берсенева), Владимир Сотников, Эра Ершова. Историк, директор Российского государственного архива социально-политической истории Андрей Сорокин примет участие в диалоге с немецким историком и публицистом Гердом Кененом «Русская революция и ее последствия» на престижной ярмарочной площадке «Вельтэмпфанг». А писатель, историк и министр культуры Российской Федерации Владимир Мединский расскажет о своих книгах, о 100-летнем юбилее двух русских революций, о культурной политике в России и сегодняшних острых дискуссиях в сфере культуры. С литературными чтениями выступит Алексей Макушинский, он традиционно приезжает…

Так ему недалеко ехать…
Нина Литвинец: Совсем недалеко! Как и Гиголашвили. Они оба в Германии живут. В этом году в состав делегации входят также новый главный редактор «Литературной газеты» Максим Замшев, у которого есть своя программа мероприятий, и директор Литературного музея Дмитрий Бак. И Лев Данилкин со своей биографией Ленина, которую он там будет активно представлять.

Это писатели. А какие издательства будут представлены на стенде?
Нина Литвинец: Если говорить об экспозиции, то там книг примерно 800 наименований от примерно пятидесяти издательств. Достаточно много. Постоянно на стенде будут работать представители «Эксмо нон-фикшн», АСТ собираются в этом году серьезно заняться продажей прав. «Роскартография» представит уникальный национальный атлас Арктики. Издательство «Бослен» покажет свой альбом «БИЧ 917», это политическая карикатура 1917 года. Что называется, в тему. Из регионов — Оренбургское книжное издательство, у которого интересная программа на ярмарке. Издательство «Наука» представит свою серию «Народы и культуры России на постсоветском пространстве».

Это всё программа на российском стенде. А есть такие, кто едет и самостоятельно арендует стенд?
Нина Литвинец:


 К сожалению, во Франкфурте мало наших издателей сейчас арендуют стенды. Ярмарка дорогая.


Хотя вот питерское издательство «Блиц» в этом году арендовало стенд. Но вообще таких мало.

При этом в прошлом году совсем небольшое издательство «Самокат» арендовало стенд, чтобы продвигать свою книгу «История старой квартиры». Причем тогда это была еще даже не книга, а оригинал-макет. А в этом году они снова арендуют стенд, чтобы уже продавать права на книгу.
Нина Литвинец: Тут еще надо брать в расчет политику Франкфуртской ярмарки. Новичкам, издательству, которое подает заявку на участие в первый раз, они могут предоставить бесплатную аренду. А на следующий год уже надо будет платить на общих основаниях. Поэтому, например, издательство «Время» в свое время было представлено стендом, когда его пригласила сама дирекция ярмарки, а на следующий год они сказали «нам дорого», и просто поехали посмотреть, что нового, уже без стенда.

При том, что авторы издательства «Время» в Европе прекрасно известны! Та же Алексиевич.
Нина Литвинец: Но «Время» не продает права на Алексиевич, это делает ее литературный агент. «Время» — ее российский издатель. А кто еще?

Солженицын, например.
Нина Литвинец: Но «Время» не распоряжается и правами на произведения Солженицына. Ими распоряжается его фонд. А те авторы, правами на которых они распоряжаются, не очень известны пока на Западе.

А насколько вообще типична ситуация, когда страна имеет на Франкфуртской книжной ярмарке официальную делегацию и официальный стенд? Есть ли официальные стенды, скажем, у Италии, у Франции?
Нина Литвинец: Да, конечно! Это называется «национальный стенд». Слово «официальный» здесь не совсем точное. У всех стран есть национальные стенды. А Франция в этом году вообще Почетный гость Франкфуртской ярмарки. Она имеет большой стенд национальный и еще массу стендов крупных французских издателей вокруг, в обрамлении.

Но это частные стенды.
Нина Литвинец: Да, естественно. И в главном павильоне Почетного гостя, и в павильоне «Искусство», в павильоне детской литературы. Целая россыпь крупных французских издательств, которые самостоятельно участвуют в ярмарке. У нас, к сожалению, такого нет.


У нас все замыкается на национальном стенде.


Сама Франкфуртская ярмарка, кстати, тоже очень заинтересована в том, чтобы было такое «обрамление». Так сказать, большая рыба, и вокруг нее много рыбок-лоцманов — небольших издательств, и у каждого свое место. Но, к сожалению, пока такого не получается.

Почему?!
Нина Литвинец: Из-за денег. Участие во франкфуртской ярмарке дорого, и эти расходы издатели пока не научились окупать. Хотя здесь есть у нас и позитивные примеры, «Компас-Гид», например. Но в целом пока еще утверждения марки издательства, бренда, не вошло в нашу практику. Издатели, конечно, понимают, что бренд нужно утверждать, закладывать в сознание участников зарубежного книжного рынка, тогда со временем это сработает. Но ждать того времени, когда это сработает, иногда бывает нетерпеливо. Расходы-то нужно нести сейчас. Я говорила недавно представителям «ЭКСМО», что для меня, например, загадка, как крупнейшее издательство нашей страны, имеющее такой роскошный бренд здесь, у нас в стране, не имеет большого «зонтичного» бренда во Франкфурте, который покрывал бы все многочисленные подразделения. Но они на сегодняшний день не считают это приоритетной задачей.

Видимо, они считают деньги и не считают, что заключенные контракты отбивают затраты.
Нина Литвинец: Скорее всего. А может, считают, что время еще не пришло.

Но при этом мы все знаем — Франкфуртская книжная ярмарка считается крупнейшей биржей, где продаются и покупаются права. Почему же российские книгоиздатели от этого праздника жизни пока что отделены?
Нина Литвинец: Во-первых, представление о Франкфуртской ярмарке как о бирже, где продаются и покупаются права, в наше время уже несколько преувеличено. Да, еще


30 лет назад, когда не было интернета, не было электронного обмена, это действительно была реальная биржа,


реальное место встречи, где люди могли книгу подержать в руках и все сразу решить. Сейчас, когда можно по интернету переслать reading copy, когда можно написать литературному агенту в той или другой стране, на что и на кого обратить внимание, а потом и заключить контракт по интернету, конечно, Франкфуртская ярмарка все больше становится эдакой симпатичной книжной тусовкой. Хотя руководство ярмарки постоянно ищет новые формы, позволяющие объединить, привлечь издателей. Но сегодня это уже не совсем биржа.

А что это? Место встречи, которое изменить нельзя?
Нина Литвинец: Это место встречи, которое изменить нельзя, это возможность показать себя и посмотреть, что происходит в мире, увидеть какие-то новые тенденции. И в принципе, это работает.
Понятно, что можно списаться, понятно, что можно переправить какие-то рукописи по интернету, но вместе с тем все-таки непосредственное общение между издателем и литературным агентом — оно все равно должно быть. Хотя бы раз в год. Потом можно письма писать. Если вы посмотрите на график издателей и литературных агентов — у них обычно ярмарка вся плотно расписана. По пятнадцать минут, по полчаса, в течение всех рабочих дней ярмарки. Так что в этом смысле личные контакты все равно остаются, и это важно.

Безусловно! Но почему же все-таки современные российские авторы, прямые наследники высоко чтимых во всем мире Достоевского и Чехова, в общем, где-то на обочине этого увлекательного процесса?
Нина Литвинец: Я бы не сказала, что на обочине! Нет, наших авторов издают. Но не так много, как нам бы хотелось. Потому что Франкфурт — это, конечно, прежде всего обмен через Атлантический океан, и мы должны понимать это. Очень много, естественно, переводится американской литературы в Европе, и для многих европейских издателей свежий американский бестселлер, какой-то американский триллер — это гарантия успеха в Европе. То, что приходит из России, редко когда становится бестселлером. Еще и потому, что в рекламу не столько вложено, сколько вкладывают американцы.


Русская литература — это хорошая литература, у которой есть свои читатели, круг людей, которые интересуются этой темой, но шансов, что книга российского автора станет бестселлером номер один… эти шансы, конечно, есть, но они — будем честны — не столь уж значительны.


Хотя мы знаем, что «Архипелаг ГУЛАГ» — это книга российского автора, которая стала бестселлером на Западе. Но при активной поддержке зарубежных СМИ да плюс раскрученная биографическая составляющая автора.

Давайте возьмем пример поближе. Упомянутую вами «Зулейху, открывающую глаза». Поразительная вещь: она появилась спустя полвека после «Архипелага…» — но она на ту же тему. Неужели европейцев ничего, кроме ГУЛАГа, из России не интересует?
Нина Литвинец: Во-первых, я не сужала бы так тему «Зулейхи…». Это роман о женской судьбе в первую очередь. И то, что эта женская судьба разворачивается в том числе и в лагере для раскулаченных, — это один из факторов этой судьбы.

Но я боюсь, что немцы, европейцы воспринимают его все-таки в первую очередь как «роман о ГУЛАГе», а потом уже как о «девушке Востока».

Нина Литвинец: Не уверена. Скорее как этнографический роман. Потому что это роман о татарской девушке, там много из татарской мифологии, татарских преданий. Яхина старалась передать вещи, которые она слышала дома от бабушки, и это действительно очень интересно. Думаю, именно эти татарские черты вызывают интерес, потому что европейский читатель любопытен, ему всегда хочется что-то узнать о том, чего он не знает совсем.

Так, может быть, это наш ключ к успеху? Больше экзотики?

Нина Литвинец: Но дело все же не в экзотике, а в том, что Гузель Яхина, будучи татаркой по национальности, написала о том, что ей близко. И написала талантливо, сильно, интересно. Вот ключ к успеху. Книга переведена на 30 языков и достаточно хорошо продается. Так что здесь рецепты авторам давать трудно. Кроме одного: это должно быть написано талантливо, искренне и без какой-то сверхзадачи. Это должна быть просто литература. Живая литература всегда сильнее книги, написанной с определенной установкой.

Из тех авторов, которые будут представлены и продвигаться на российском стенде, кто ваш личный фаворит как читателя?
Нина Литвинец: Во-первых, мне сама Яхина очень нравится и нравится ее роман, хотя я, конечно, слегка побаиваюсь ее второго романа, потому что нередко так бывает: успех первого романа плохо сказывается на втором. У нас будет Ольга Славникова, и я тоже очень люблю ее. Она — писатель который пишет медленно, долго, но это действительно высокое писательское искусство: ее тексты, ее построения… Не всегда легко через это продираться, но зато когда ты входишь в ее роман, ты уже стократ вознагражден как читатель.

Сотрудничаете ли вы с российскими литературными агентствами, работающими на ярмарке? Например, с «Гумен, Банке, Смирновой»? или с Нюрнбергом?
Нина Литвинец: Конечно. Естественно, все агенты заходят на наш стенд и смотрят экспозицию очень внимательно. Томас Видлинг может часами листать новинки, потому что мы достаточно большую подборку современной художественной литературы привозим. Гумен и Банке вообще иногда у нас сидят и ведут переговоры на стенде. Так что со всеми агентствами, со всеми людьми, которые заинтересованы в представлении нашей литературы за рубежом, мы сотрудничаем.

А «всеми» — это сколько?

Нина Литвинец: Не так много, к сожалению.


Серьёзных литературных агентов не более двух десятков.


Наверно, две трети из них — это не российские агентства, а европейские, работающие в том числе и с русскими авторами?
Нина Литвинец: Конечно, это европейцы, которые в том числе делают ставку и на нашу литературу.

Если говорить по-простому: каков «выхлоп» от участия российской делегации во Франкфуртской книжной ярмарке? От всех этих презентаций, хлопот, расходов?
Нина Литвинец: «Выхлоп», во-первых, профессиональный.


Мы стараемся помогать тем книгам, которые вышли в переводе с русского языка. Мы стараемся помогать их продвижению —


презентациями в сотрудничестве с издателями, которые переводят наших авторов, и тем, что привозим самих авторов. Распространяем листовки с рассказом о том, что нового произрастает на ниве нашей литературы. Но есть еще и «выхлоп» общественный. Потому что Франкфуртская ярмарка — это не только профессиональная биржа, это еще и место притяжения массы рядовых читателей. Причем это люди с более-менее устойчивым IQ: учителя, преподаватели, научные работники, множество журналистов. Обычная немецкая читающая публика. И для нее мы тоже стараемся создать программу, показывая на стенде массив нашей литературы во всем разнообразии. У нас непременно присутствует стенд «Путешествие в Россию», потому что немцы — заядлые путешественники.
Мы хотим, чтобы больше людей просто приезжали в нашу страну и смотрели своими глазами — что нравится, что не нравится. И не брали свои суждения со страниц средств массовой информации, которые далеко не всегда дают, к сожалению, объективную картину. Лучше читать книги.
Ссылки по теме:
Наши книги на Франкфуртской ярмарке
Франкфурт — Москва: перспективы и падения
Россию прочтут во Франкфурте
Мединский, Яхина и Варламов едут во Франкфурт

Просмотры: 292
05.10.2017

Другие материалы проекта ‹ReadRussia›:

Подписка на новости в Все города Подписаться

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ