Сайт ГодЛитературы.РФ функционирует при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям.
London-Book-Fair-2019-Итоги-лондонской-книжной-ярмарки-фото-Татьяна-Боднарук13

LBF 2019: Субъективные итоги Лондонской книжной ярмарки

London Book Fair 2019 глазами русского писателя: акушерский почерк и Фредди

Текст: Александр Чанцев
Фото со страницы Татьяны Боднарук в фейсбуке

Шестьдесят стран-участниц, посетители из 135 стран — проходившая в 48-й раз с 12 по 14 марта в Лондоне, в старейшем выставочном центре «Олимпия», Лондонская книжная ярмарка впечатляла. Не отставал и национальный стенд Read Russia, ставший возможным благодаря Федеральному агентству по печати и массовым коммуникациям, Президентскому центру Б. Н. Ельцина и Институту перевода — пять сотен изданий, 30 издательств, 5 литературных агентств и писательский десант в лице Алексея Иванова, Гузели Яхиной, Алексея Сальникова, Екатерины Рождественской и вашего корреспондента, присоединившихся к ним Валентины Назаровой и Олега Радзинского, приехавших даже из Америки переводчиков, издателей и литературных агентов.

На обеде нельзя было не оценить рыбу в пресловутых «фиш и чипс», она оказалась столь легкой и первой свежести, что потом украшала собой не один ужин. Отметим и чисто английское не убийство, но погоду — выйти на перекур можно было в почти лето, а в следующий раз в холоднейший дождь, который, очень по-питерски, лил абсолютно со всех направлений, в 5D. И способствовал бодрой работе.

Которая началась уже в понедельничный день прилета в уютном Mezzanine Floor Café, что в многоэтажном и соблазнительном, как фрукты в Эдеме, книжном Waterstones Piccadilly (если бы я не ограничил его осмотр полутора этажами, то никаких чемоданов не хватило). За английским чаем и русскими конфетами проходил вечер А. Сальникова. Читатели пришли с книгами для автографа и самыми разными вопросами. 40-летний прозаик и поэт, автор нашумевших «Петровых в гриппе», «Отдела», «Опосредованно» и новой книги стихов упорно ни разу не поднял глаз, но еще как «держал аудиторию». Были выяснены самые мелочи — например, тот факт, что один из прототипов «Петровых» недавно бросил пить, очень всех порадовало.

День закончился на высокой дипломатической ноте — приемом у Чрезвычайного и Полномочного посла Российской Федерации в Великобритании А. В. Яковенко в готическом особняке, расположенном на тихой и зеленой «посольской» улице Kensington Palace Gardens. Я решил соответствовать и не стал удивляться ни встрече с бывшим коллегой, ни фразам «аккуратно посмотрите назад, это… из MИ-6, сейчас автор шпионских романов».

Утром во вторник чуткий организатор поездки Татьяна Восковская, начальник управления специальных и международных проектов Центра Ельцина, передала микрофон прибывшим на официальное открытие высоким гостям. Выступавшие Посол А. В. Яковенко, руководитель Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям М. В. Сеславинский и глава представительства Россотрудничества в Великобритании А. А. Чесноков подчеркнули шанс не только узнать современную русскую литературу, но и наладить книгоиздательские и переводческие связи (Лондонская ярмарка профессиональная, для издателей, а не читателей).

Работа на стенде завертелась на круглом столе «Как отбираются книги для перевода и как этот отбор отображает литературную сцену России» с участием действительно легендарных переводчиков (Дональд Рэйфилд — автор «Жизни А. Чехова», Роберт Чандлер — переводил Пушкина, Платонова и Гроссмана, Лиза Хейден — В. Отрошенко и Е. Водолазкина, Г. Яхину и М. Степанову), издателей, агентов и вашего покорного слуги. Каковы же действительно критерии отбора книг для перевода — рецензии, премии, усилия издательств и литературных агентов, продажи, тиражи, успешные экранизации? Кажется, все это, но больше — те трудно формулируемые мотивации, что формируют выбор дела жизни, призвания. Л. Хейден так и сказала, что перевод для нее прежде всего — fun (Р. Чандлер заметил, что переводит — с потом и кровью), а издатель Ула Валлин подтвердил — иногда «играют» совершенно mad проекты. Собравшаяся даже не профессиональная публика подтверждала — это все действительно кому-то нужно. Только, добавить чайную ложку дегтя, добавил бы — нужно все же больше переводов «инди»-литературы (В. Казакова, Дм. Бакина, Л. Добычина, В. Ivanivа и других), а еще — нон-фикшна. Потому что вспомним недавнее 100-летие отечественной революции — столичные книжные в Лондоне, Берлине и далее везде были буквально завалены книгами по соответствующей тематике, но авторства западных ученых. Тогда как, кто знает, перевод русских исследователей помог бы, возможно, избежать углубляющегося в той же политике непонимания. Работающий сейчас над переводом книги о Керенском Арч Тейт в кулуарах пожал мне за эту ремарку руку.

День завершила аншлаговая презентация перевода «Зулейха открывает глаза» Г. Яхиной, вышедшего на английском языке в издательстве Oneworld, в русском отделе (есть и такой!) все того же книжного Waterstones. Сама работавшая когда-то переводчиком писательница более чем оценила мастерство на грани подвига Лизы Хейден (а другой ее переводчик даже помог обнаружить неточность в архитектурной детали книги!) и дольше рамок вечера отвечала на вопросы публики — о выходящей уже осенью экранизации книги, о мирном сосуществовании татар и русских (пример — «межэтнический» брак самой Гузели), является ли эта книга Gulag literature (да, но — с интенцией больше и шире) и что же такое акушерский почерк.
Фото: Татьяна Боднарук

Утром в среду, 13 числа, на стенде выступала Валентина Назарова, молодой автор очень свежих русских детективов в английском интерьере, а вечером в Пушкин-Хаус, основанном еще эмигрантами из революционной России, в очень лондонском особняке, состоялся специальный показ фильма «Хребет России» (1-й серии «Герои») и встреча с писателем А. Ивановым. Собралось лондонское русское коммьюнити — очень активное, интересующееся, любящее не только поспорить об актуальном политическом, но и познакомиться с новейшей отечественной культурой. Которую они и знают прекрасно — книги Иванова на мероприятии не продавали, но подписывал он их долго, слушатели принесли свои.

Снятый совершенно самостоятельно (деньги спонсоров — и никакого диктата крупных кинопроизводителей) еще в 2009 году 4-серийный фильм об истории и культуре Урала масштабен, как сам регион: 200 посещенных городов и поселков, 11 экспедиций. Иванов признался, что был очень рад его успеху, ведь «России неинтересна Россия» (действительно, если вы хотите поехать в Прагу или Стамбул, услышите сто впечатлений и подсказок от друзей, а попробуйте спросить, что посмотреть и где остановиться даже в Суздале?..) и — очень долго отвечал на вопросы. Успешно мигрирующий в последние годы из автора популярных книг в самобытного философа А. Иванов говорил так (и, чуть поделюсь инсайдом, даже «в кулуарах», за сигаретой у паба), что хотелось делать прямой репортаж. Например, на вопрос о романе Сальникова «Петровы в гриппе»: что эта книга — отображение нынешней виртуальной, блоговой реальности, где те же блоги вымывают абсолютно все ценности, иерархии, вообще представления о самой жизни (герой Сальникова убивает своего друга — потому что это же не жизнь, а «стрелялка», можно все, как все сейчас в том же фейсбуке оглашают мнение о самом важном). Вопрос из публики задал — на русском и английском, о «Ненастье» как метафоре 90-х — даже житель Техаса, а отдельные аплодисменты заслуженно выслушала Юлия Зайцева, продюсер Алексея Иванова, которая в фильме вела себя как местный Джеймс Бонд, взбираясь на крутые скалы и каждые пять минут меняя транспортное средство, от снегоходов до дельтапланов.

Фото:  Татьяны Боднарук в фейсбуке

В четверг настоящим успехом была «женская сессия» Women in Literature & Translation: Realities & Stereotypes, которая уже на стадии заявки была отобрана из многих других — проходить не на национальном стенде, а на одной из центральных площадок всей ярмарки. Гузель Яхина, Лиза Хейден, литературный агент Юлия Гумен и издатель Ксения Папазова на хорошем английском под тактичным руководством ведущего Дэниела Хана говорили о разрушении стереотипов для сидящей даже в проходах публики всех национальностей (рядом со мной примостились кореянка и индианка). Символичным оказалось название книги Гузели «Зулейха открывает глаза»: если в начале книги главная героиня видит только стены своей избы в татарском селе, то потом она и мир открываются навстречу друг другу — то же самое происходит и с женщинами. Лиза подтвердила — даже переводчиц в Америке больше, чем переводчиков. Ю. Гумен заверила и в отечественном неотставании — например, книгу Яхиной премировало мужское жюри «Ясной Поляны». Всемирная женская отзывчивость? Или, как говорил прозаик Александр Снегирев на книжной ярмарке в Калькутте, женщина как поистине новый герой нашей литературы? Радостно в любом случае.

Кульминацией и так насыщенной программы вечеров, панелей и презентаций стала дискуссия в офисе Россотрудничества «История и личность в произведениях современных писателей: как говорить о нашем прошлом» с участием сразу всей звездной делегации — А. Иванова, Г. Яхиной, А. Сальникова и Е. Рождественской, которую мне выпала честь модерировать. С чем действительно связано то, что сейчас выходит и оказывается в фокусе читательского и критического обсуждения столько достойных книг, посвященных осмыслению прошлого, будь это начало века («Авиатор» Е. Водолазкина), советские годы коллективизации («Зулейха открывает глаза» Г. Яхиной), войны («Июнь» Д. Быкова), относительно недавнее прошлое («Журавли и карлики» Л. Юзефовича, «Город Брежнев» Ш. Идиатуллина, «Географ глобус пропил» А. Иванова)? Почему столько копий сломано и продолжает ломаться по поводу «Памяти памяти» А. Степановой, которая сама по себе — иллюстрация к механизмам меморализации, говоря научной лексикой? А. Иванов, открывая дискуссию, назвал, кстати, это довольно опасной тенденцией — если общество меньше думает о настоящем и будущем, а больше обращено в прошлое… Г. Яхина же видит в этом очень нужную связь с предками, а А. Сальников просто вспомнил исторические книги детства — уже ясно, насколько разный спектр мнений радовал зал в добрую сотню человек!
Может ли личность что-то поделать с молохом истории? Какими писатели видят сейчас 90-е, которые, почти как Крым, стали точкой споров для нашего общества (в «Жили-были, ели-пили» Е. Рождественской сразу две характеристики 90-х — «ужасные» и «необычные»)? О какой эпохе хотели бы еще прочесть, написать, а о чем бы не стали писать и вспоминать ни при каких условиях? Проще ли писать о современности — которую когда-то мы будем изучать и по тем же «Петровым в гриппе» — или должно пройти, отделить нас от тех лет какое-то количество времени? Каковы, наконец, механизмы памяти материальной и нематериальной? К основным темам разговора публика добавила и подчас довольно неожиданные — от впечатлений от Лондона до отношения к популярности Зебальда. Действительно интереснейшей дискуссии помешало только весьма позднее вечернее время.

Грусть от прощания со стендом и с ярмаркой — после презентации книги-билингвы для русских англоязычных детей Натальи Щукиной с иллюстрациями художника Olga Baby, усугубилась лично для меня полной катастрофой — судя по селфи в фейсбуках новообретенных лондонских друзей, буквально во время нашей упаковки вещей в совершенно повседневной одежде по ярмарке ходил… Брайан Мэй из Queen! Возможно, по случаю выхода нового фотоальбома о Фредди, огромное предисловие к которому написал исполнитель главной роли в «Богемской рапсодии» Рами Малек. Немного реабилитировала меня только свободная суббота, часть которой я провел на лондонском кладбище Кенсал-Грин, где — детективная история почти для Валентины Назаровой! — кто-то через 20 лет после захоронения втайне нашел все-таки плиту с именем Фарруха Булсары. Буквально на следующий день родственники и «гражданская вдова» Фредди Мэри Остин надпись убрали. Был пущен слух, что прах не захоронен, но развеян…

Последним же событием в программе был вечер Е. Рождественской все в том же Waterstones под водительством Александра Кана. Вспоминая своего великого отца и его друзей, писательница сказала, в частности, что любит менять профессии — от риелтора все в те же бурные и буйные 90-е до фотографа в недавнем прошлом (проект «Частная коллекция»).

Что-то обязательно поменяется и в восприятии русской литературы в Англии, не может не.

20.03.2019

Просмотры: 0

Другие материалы раздела ‹Публикации›:

OK

Вход для официальных участников
Логин
Пароль
 
ВОЙТИ