САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

Что читать в электричке. Часть IV

«Конечно же, «дачное чтение» — это классика». Андрей Рубанов

Что-читают-в-электричке-4
Что-читают-в-электричке-4

Шамиль Идиатуллин

Финалист «Большой книги»-2017

Идиатуллин

Последнюю пару месяцев я читатель не совсем добровольный - читаю не то, что хочется, а то, что необходимо оценить как члену жюри или эксперту литературного конкурса (сперва был "Лицей", теперь "Книгуру").


Это даже не десятки, а сотни текстов, поэтому читать приходится в электричке, в метро, в ванне и где только не.


Качество текстов очень разное, есть графомания, а есть вполне шедевры, но приводить названия и авторов я, естественно, не имею права. Поэтому скажу о последней книжке, прочитанной в нормальном режиме.

Это ироническая сказка Уильяма Голдмана «Принцесса-невеста». Она лет тридцать уже известна благодаря прелестной экранизации Роба Райнера, а теперь дождалась наконец русского издания, богатейшего, с тремя восхитительно остроумными и завиральными предисловиями на треть книги. И перевод совершенно изумительный. Он заставляет подвывать меня от восторга над каждым абзацем (Анастасия Грызунова колоссальный переводчик).

Категорически рекомендую.

Пару кусочков я, не удержавшись, выкладывал в фейсбук. Например:

"Лирическое отступление: а вы знаете, что первый сборник стихотворений Роберта Браунинга не разошелся вообще – ни единого экземпляра не продали? Истинная правда. Его не купила даже матушка Браунинга в книжной лавке по соседству. Представляете, какое унижение? Вообразите только – скажем, вы Браунинг, это ваша первая книга, вы втайне надеетесь, что теперь-то – теперь-то вы наконец чего-то добьетесь. Авторитета. Статуса. Выжидаете неделю и лишь потом спрашиваете издателя, как идут дела, – вы же не хотите никому докучать, словно муха приставучая. Заскакиваете, скажем, через неделю, и всё, наверное, очень по-английски, с недомолвками, а вы же Браунинг, и вы болтаете о том о сем, а потом наконец этак вскользь роняете вопрос жизни и смерти: «Ой, кстати, а вы уже знаете, что там с моими стишками?» И редактор, который страшился этой минуты, отвечает, наверное: «Ну сами понимаете, как нынче обстоят дела с поэзией; книжки не расходятся, не то что прежде, надо подождать, пока сарафанное радио сработает». И наконец кто-то вынужден сказать прямо: «Ни одной, Боб. Прости, ни одной подтвержденной продажи. Сначала казалось, что у Хэтчарда на Пиккадилли есть потенциальный покупатель, но не сложилось. Ты только не расстраивайся, Боб; как пойдет, мы тебе сразу свистнем». Конец лирического отступления".

Андрей Рубанов

Финалист «Большой книги»-2017

Андрей Рубанов

Конечно же, "дачное чтение" - это классика.

Или - какой-нибудь соцреализм.

В любом случае - это то, чего мы никогда бы не стали читать в городе, в суете, в метро, на экранчике ридера или смартфона.

Я, к сожалению, не читаю давно новинок литературы из-за недостатка времени. Но


если бы мне сейчас упало с неба дня три или четыре дачного отдыха, я бы взялся за "Моби Дика", или за "Вора" Леонова, или перечитал бы Helter Skelter - книгу про Чарли Мэнсона. Или - "Курсив мой" Берберовой.


Мои книги на даче лучше не читать, они нервные и тревожные.

Дачное чтение - благословенное занятие, оно возвращает нас во времена, когда не существовало ни телевизора, ни интернета, ни кино. Классика и ещё раз классика.

For fun я иногда открываю трёхтомник ныне забытого фантаста Казанцева, но советовать не буду: на любителя.

Ещё хорошо идёт


"Роза мира". По-моему, близко к идеальному чтению в пригородных поездах!


Гузель Яхина

Гузель Яхина

Лауреат «Большой книги»-2015

Я бы предложила читать в электричке


сборники Редакции Елены Шубиной - "В Питере жить" и "Москва: место встречи".


Сборники составлены из эссе и рассказов - как раз для чтения небольшими порциями. Хотя тексты в книгах такие, что можно зачитаться и проехать нужную станцию.

Галина Любчич

Галина Любчич

Руководитель проектов издательства «Laurus» (Киев)

Классика жанра — детектив. Алан Брэдли (Alan Bradley) —  канадский писатель, журналист, сценарист, родился в 1938 году, активно писать начал на пенсии, и в 2007 году получил премию от Британской Ассоциации писателей-криминалистов за дебютный детективный роман. Главная героиня книги «Сладость на корочке пирога» девочка 11 лет, от лица которой и ведется повествование, но не следует полагать, что адресована она детям. Ежегодно серия о Флавии де Люс пополняется новым произведением. И я рекомендую читать ее всю, в хронологическом порядке. И пусть читателя не смущает девочка на обложке — героиня вовсе не повзрослела на 10 лет, она все та же маленькая, но удивительная любительница химии и расследований.

Ирина Балахонова

Главный редактор издательства «Самокат»

Ирина Балахонова

Последний раз по дороге на дачу я читала "Стоунера" Джона Уильямса - это удивительный роман о быстротечности жизни и о том, из каких незначительных, но ярких и определяющих все наше существование моментов она, по сути, складывается, о выборе, о предопределенности и мудрости, необходимой, чтобы ее принять.


Давно не читала таких честных, не суетливых, и, при кажущейся простоте изложения и классическом биографическом сюжете, блестящих с литературной точки зрения книг.


Огромное спасибо издательству Corpus за этот великолепный и обязательный к прочтению «после 40» роман.

А вчера по дороге в Венецию читала (и продолжаю) последнего Франзена — Purity («Безгрешность»). Роман современный, завораживающий, наглый, ироничный, смешной, на стыке современного социополитического детектива, шпионской хроники и семейной саги. Французские читатели назвали его Лучшим романом 2017 года (Выбор читателей cерии POINTS). Русские читатели тоже могут взять его с собой в электричку по дороге на дачу.