САЙТ ГОДЛИТЕРАТУРЫ.РФ ФУНКЦИОНИРУЕТ ПРИ ФИНАНСОВОЙ ПОДДЕРЖКЕ ФЕДЕРАЛЬНОГО АГЕНТСТВА ПО ПЕЧАТИ И МАССОВЫМ КОММУНИКАЦИЯМ.

День переводчика. Почтовые лошади?

«Год Литературы» выяснил, кем считают себя современные наследники св. Иеронима

Маринус ван Реймерсвале. Святой Иероним в келье. XVI век / wikicom.ru
Маринус ван Реймерсвале. Святой Иероним в келье. XVI век / wikicom.ru
30 сентября – не только именины Веры, Надежды, Любови и матери их Софии (с которым всех обладательниц этих имен мы и поздравляем), но и именины св. Иеронима Стридонского, переводчика Библии на латынь. А значит – профессиональный праздник творческих работников, которые заняты нелегким и порой незаметным делом: «учат» великих (а порой и не очень великих) поэтов и писателей говорить на других языках. И, в случае русского языка, – писать другими буквами.

По этому случаю мы попросили ответить нескольких действующих переводчиков с разных языков на один и тот же вопрос:

Пушкин, называя переводчиков "почтовыми лошадьми просвещения", имел в виду не вообще "образованность", а скорее конкретное Просвещение, Les Lumières, XVIII века. Можете ли вы предложить определение, отвечающее нашей эпохе?

Фото: http://philosopheslumieres.e-monsite.com/pages/i-le-contexte-du-xviii-siecle.html


Шаши Мартынова (переводчик Стивена Фрая, Халеда Хосейни, Джонатана Коу, Джона Кутзее и др.)

Если мы говорим исключительно о художественном переводе, то, с моей точки зрения, переводчик – дворецкий автора в его резиденции на родине переводчика.

Елена Яковлева (постоянный переводчик редакции "Вилли Винки" издательства АСТ)

На первый взгляд кажется, что и нынче определение переводчика не слишком поменялось с пушкинских времен. Но я бы добавила еще одну функцию: переводчик сейчас – это ретранслятор (собственно, вот он, корень translate) автора, посредник между ним и читателем. Потому что все-таки плоды просвещения уже дали свои всходы в XXI веке, а благодаря интернету читатели всегда смогут погуглить то неизвестное или непонятное, что встретили в тексте.

Елена Байбикова (переводчик детских книг для издательств «Самокат», «КомпасГид»)

В своей работе высококлассные литературные переводчики обычно руководствуются личными предпочтениями, креативностью и вдохновением. В сущности, они осмысляют «перевод» как художественное занятие, искусство в полном смысле слова. Такое примечательное осмысление дает иную перспективу границам культур в переводе. Это скорее не линия, а пространство, где культуры действительно встречаются и взаимодействуют через общий разговор. Я верю, что переводчики, чья профессия основывается на культурных напластованиях, идеально подходят для этого. Они как ключевые фигуры охватывают эти «культурные границы», многоликие зоны коммуникативного контакта между культурой-источником и культурой-восприемником, языком-источником и языком-восприемником, автором-источником и читателем-восприемником, оригинальным и переводным текстом. (Пер. с англ. М. Визеля)


Геннадий Киселев (переводчик Итало Кальвино, Дино Буццати, Альберто Моравиа, Алессандро Барикко, Альдо Нове)

Сравнение Пушкина всегда казалось мне немного поспешным. Кого он называл лошадьми – Гнедича, Жуковского? В любом случае, почтовым лошадям я бы предпочел конкурных. А переводчик – это тот, кто пытается дважды войти в одну и ту же реку (после автора). И выйти из нее сухим.

Алёша Прокопьев (переводчик Георга Гейма, Тумаса Транстремера, Пауля Целана, Георга Тракля и др.)

«...Частное стало всеобщим, давно уже понятно, что в становлении т. н. «оригинального» стиха участвует перевод. (Или, точнее: любое стихотворение есть перевод. Вопрос: где источник?) Как и тот факт, что тезис Жуковского о переводчике «сопернике» или «рабе» давно уже не релевантен, принадлежит истории осмысления этого феномена, ибо поэтический перевод, сказав себя как стихотворение, становится оригиналом по отношению к исходному тексту. Совсем недалеко исторически от нас отстоит размышление о совершенном якобы переводе, когда стирается грань между исходником и получаемым пакетом его сообщений на ином языке: переводить якобы надо так, чтобы стало непонятно, где перевод, а где оригинал. Это, пожалуй, самая сокровенная мечта советской школы перевода, в которой сторонники И. Кашкина победили «буквалистов». Однако баталии 30-х гг. теперь кажутся бессмысленными (хотя это не так, конечно): как только случились первые попытки переводить, скажем, Транстрёмера (относящиеся к концу 70-х), а шире – западный модернизм второй половины XX в., потребовалось больше именно буквальной точности, погоня за которой становится фантомной, как только поддаёшься великолепию и красотам русского языка, сформированным другой эпохой...»

«Авторство в парадигме perpetua translatio – почтовая станция, получающая, распаковывающая, снова запаковывающая и передающая дальше пакет сообщений...»

(Из статьи «Мерцающее авторство» – Новый мир, 2020, 7)

Переводчики – станционные смотрители.

Михаил Хачатуров (переводчик графических романов, в частности, «Корто Мальтезе»)

Думаю, сейчас переводчик – это, прежде всего, энтузиаст, его главная (а подчас и единственная) мотивация – поделиться с другими чем-то хорошим, предоставить им шанс сделать для себя маленькое открытие. Увлечь тем, что искренне увлекло его самого.

Дениз Сильвестри (переводчик на итальянский язык Владимира Сорокина)

Переводчики – послы культуры, без них общение в нашем мире было бы невозможно.


Сидни Вичидомини (переводчик на итальянский язык романа Гр. Служителя "Дни Савелия")

Для меня переводчики - это строители мостов между разными картинами мира и сознаниями; алхимисты, умеющие размножать голоса и видения новых параллельных миров.


Анна О. Фишер (переводчик на английский язык Ксении Букши и Максима Амелина)

Я отвечу, принимая во внимание дискуссию «Translating the Future», которая происходила в переводческом сообществе США в этом году по случаю 50-летия первой большой конференции по литературному переводу, созванной Американским центром ПЕН-клуба 12 мая 1970 г.

Перевод сейчас, как и 50 лет назад, является более или менее неблагодарной задачей, но он больше не считается невидимым актом передачи канонических ценностей между культурными элитами. Если раньше разговор о переводе был сосредоточен на эстетике, то сегодня мы также думаем об этике: кто имеет право представлять точку зрения писателя одной культуры читателям другой культуры? Как переводчики могут наиболее этично представить читателю писателя данной культуры? Как вообще передать читателю чуждость, инаковость текста, чтобы ощущение Другого сохранялось, но без чрезмерного вмешательства переводчика, без притупления именно этой чуждости и инаковости? Кто в эпоху постколониализма решает, на какой именно английский «можно» переводить литературный текст?

Интернет также навсегда изменил нашу методику исследования текста, культуры, языка, а рост социальных сетей преобразил наши профессиональные взаимоотношения с авторами, издателями и редакторами, коллегами-переводчиками, читателями. С этической точки зрения социальные сети хороши отсутствием «гейткиперов» (редакторов, контролирующих доступ к публикации) и почти неограниченным количеством мест, где переводчик может находить новые тексты и представлять свои переводы, но темная сторона социальных сетей заключается в том, что они оказывают сильное давление на переводчиков, требуют огромной траты времени и сил на поиски лайков и вообще на пиар (а не на перевод).

Моя метафора художественного перевода в XXI веке возвращает нас, как ни странно, в эпоху Пушкина. Для меня литературный перевод – литературный салон. Книга является помещением салона, а переводчик – хозяйкой, которая должна устроить, наладить разговор между читателем и текстом. Хозяйка вовсе не гарантирует, что читатель поймет текст каким-либо определенным образом; ее задача состоит в создании пространства, где читатель может в наибольшей степени достигать как эстетического, так и этического содержания текста – то есть такого пространства, где читатель может не только завести подлинную, полноценную, подчас бурную дискуссию с текстом, но и чему-то у него учиться.

Оливер Реди (переводчик на английский язык Владимира Шарова и др.)

Переводчик сегодня – больше, чем переводчик. Сегодня переводчик еще и агент, блогер, спикер, твиттерщик, редактор, корректор, истолкователь, даже издатель. (Этот список, думаю, можно продлить.)



Ольга Мяэотс (переводчик скандинавской литературы)

Для меня переводчик – самая лучшая профессия, и удивительно бескорыстная, потому что радость открытия чужой книги в сто крат перевешивает желание похвалиться собственной работой. Убеждена, что лишь переводчик способен потратить дни на поиск нужного слова – ведь в отличие от писателя он не может сказать: я так вижу. И кто как не переводчик упоенно будет обсуждать разницу между "в один прекрасный день" и "одним погожим днем", как это делали мы с чудесным редактором пару недель назад? – И были счастливы! Сегодня услышала, что переводчик должен быть "прозрачен как стекло" – возможно. Но тогда это стекло алмазное (специально погуглила по привычке – есть такое! 😏 ), и я горжусь, что стремление к справедливости, стойкость и гражданское мужество отличают лучших из лучших в нашей профессии. Мы учимся на книгах, которые переводим. Мы выбираем для вас лучшие – читайте! И будет всем радость.

https://www.facebook.com/olga.maeots/posts/3182047921894518

Ольга Седакова (поэт, переводчик поэзии – в частности, Данте)

День переводчика. Одна частность о переводе. Переводчик больше, чем автор, знает, для кого он пишет. Естественно, автор, когда пишет на родном (скажем, итальянском) языке, должен предполагать, что пишет для своего (итальянского) читателя. Но он об этом обычно не думает. Он пишет "вообще" и "для всех". А переводчик знает, что то, что он собирается написать, вообще-то уже написано – но только на его языке еще не написано. Для людей этого языка, а не "для всех" он и пишет. Его переводить не будут. Так блаженный Иероним писал свою латинскую Библию для молодой – новорожденной, по Клоделю, – Западной Церкви: участвуя в ее рождении.

https://www.facebook.com/osedakova/posts/3674366675929523

Владимир Бабков (переводчик Джулиана Барнса, Питера Акройда, Олдоса Хаксли, Джоан Роулинг и др.):


- Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Вы знаете?

Ну конечно, знаете!

Ясно, что вы знаете!

Несомненно,

Несомненно,

Несомненно знаете,

Что сегодня именинник -

Человек со словарём!

Не с дубинкой,

Не с метёлкой,

А с огромным словарём!

С ПРАЗДНИКОМ ВАС, ДОРОГИЕ КОЛЛЕГИ И СОЧУВСТВУЮЩИЕ!

https://www.facebook.com/vladimir.babkov.79/posts/3497082020357264

Кадр из фильма "Переводчики" / Les traducteurs / The Translaters (2019) Фото: kg-portal.ru